Обезьяньи микробиомы очеловечиваются в зоопарках

С прелестными темными шапочками под цвет основного одеяния, лучисто растрепанной белой бородой, чудесными рыжими нагрудниками, ярко-ржавыми ногами и белесыми руками и хвостом, немейские тонкотелы (Pygathrix nemaeus), эти миловидные красавцы с невинными лицами, не могут не вызывать восхищения, когда все вместе какают в джунглях Вьетнама. По какой-то причине они это делают одновременно, и Джонатан Клейтон с коллегами едва поспевают собрать с каждой фекалии по образцу на анализ. В Миннесотском университете (США) ученые сравнят их с образцами экскрементов немейских тонкотелов, живущих в зоопарках, чтобы понять, как разные условия обитания влияют на обезьяний микробиом.

pygathrix-nemaeus
Самка немейского тонкотела ищет натуральный микробиом в шерсти сыночка в зоопарке. Но его там нет… Фото: Art G.

Такие же анализы проводятся со стулом диких и невольных колумбийских ревунов (Alouatta palliata), черных горлопанов из дождевых и горных лесов Центральной и Южной Америки. Эти два вида обезьян на воле заметно отличаются по составу микробов в их пищеварительном тракте. А вот в зоопарках их микросообщества довольно сложно различить. Несмотря на то что тонкотелы и ревуны прибыли с разных континентов, в своих лесах ели разные растения, а в настоящий момент живут в трех зоопарках, расположенных в разных странах, их микробиомы до безобразия схожи. Микробиологически эти приматы ближе друг к другу, чем к своим диким сородичам. И странным образом похожи на людей.

Может, это от антибиотиков? Нет, даже у не принимающих их животных микробиомы отличаются от диких, выяснил Клейтон. Вероятно, дело в диете. В лесах тонкотелы и ревуны питаются растительной пищей широкого спектра, где много сложных волокон. В одиночку ни один микроб не может все их переварить, так что богатая растительная диета поддерживает разнообразный микробиом, а бедная может вызывать целые вымирания в кишечнике. Жители городов Запада едят меньше растений, меньше волокон, и их микробиомы намного менее многообразны, чем у селян, охотников и собирателей из диких племен, а также наших предков.

То же самое и у обезьян: дикие тонкотелы употребляют в пищу до 57 разных видов растений, живущие во вьетнамском заповеднике – 43, во вьетнамском зоопарке – всего 15, а в американском – 1. То есть в зоопарках они посажены на обезьяний аналог обедненной волокнами человеческой западной диеты. Похожие тренды были обнаружены и другими специалистами: например, в 2013 году было показано, что центральноамериканские ревуны (Alouatta pigra), живущие в лесах, сильно затронутых человеческой деятельностью, вынуждены придерживаться бедной диеты и несут в себе менее разнообразные микробиомы.

«Извините, у вас не найдется немножко волокнистой пищи?» – спрашивает колумбийский ревун. Фото: Sean Graesser.

Таким образом, жизнь в зоопарках «очеловечивает» обезьяний микробиом, пишут Клейтон и коллеги в издании PNAS. Это происходит в том числе за счет непосредственного заимствования микробов от смотрителей или посетителей – таких как Prevotella и Bacteroides, доминирующих в человеческих кишечниках. Ну и чем ближе к людям – тем беднее кишечные микросообщества. Всего за несколько лет в неволе микробиомы приматов повторяют тот эволюционный путь, который претерпевали микробиомы людей при переходе сначала к охоте и собирательству, к сельской, а затем и к городской жизни, – изменения, вызванные усилением в рационе доли низковолокнистой пищи, случившиеся задолго до изобретения антибиотиков.

Другой вопрос, насколько все это плохо для животного. Вреден ли бедный микробиом для обезьяны или человека? Или его изменения носят сугубо адаптационный характер в связи с новыми условиями существования, иной диетой? Наверняка сказать нельзя. Многие животные в зоопарках страдают от кишечных заболеваний, четыре тонкотела и вовсе умерли от проблем с пищеварением за время обсуждаемого исследования. Но, учитывая малочисленность выборки, ученые не могут с уверенностью сказать, были ли их микробиомы сильнее изменены по сравнению с соседями. Неизвестно также, умирают ли от схожих болезней тонкотелы в естественной среде обитания.

Однако интуиция шепчет: если животное сосуществует с определенными микробами на протяжении миллионов лет, а потом вынуждено расстаться с ними и поменять на новые – это все равно что потерять старых друзей и получить взамен малознакомых приятелей, от которых можно ожидать чего угодно, вплоть до коварного предательства.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic
Научная статья: PNAS (Clayton et al., 2016)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если хотите поделиться информацией с вашими подписчиками, обязательно ставьте активную ссылку на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.

poliovirus rides ecoli

Вас также могут заинтересовать статьи:
У микробов нет морали
Суточные циклы влияют на развитие зубов
Не любите спойлеры? Да вы глубокомысленный человек!