Не самые исповедимые пути поиска ископаемых

Без труда не выловишь и крокодиломорфа из окаменелого пруда. А в случае с малышом гоплозухом труд был прямо-таки подрывным.

hoplosuchuskayi__800x600_q85_crop
20-сантиметрового крокодиломорфа Hoplosuchus kayi чуть не разнесло вдрызг во время раскопок. Фото: National Park Service.

Почти столетие назад согбенный в лучах палящего солнца восточной Юты палеонтолог Дж. ЛеРой Кэй реконструировал костное ложе, которому вскоре надлежало стать национальным монументом Динозавр. Его десятилетний шурин Джесси Йорк жаждал приносить пользу, но Кэй переживал, что тонкая натура родственника может пораниться о суровое снаряжение для вспахивания песчаника. Так что Кэй уполномочил Джесси вести особый маленький проект: юнец должен был выкопать ямку, в которую поместился бы заряд динамита, достаточный для разрыва породы.

Никто достоверно не знает, какой именно участок облюбовал Джесси для закладки, но некоторое время спустя он вернулся отрапортовать об успешном выполнении задачи. Обещанная детонация ломтями подбросила скалу в воздух, и, едва осела пыль, участники раскопа принялись расчищать свежий щебень в поисках интересностей. И обнаружили фрагмент маленького скелета, вырванный из юрского песчаника.

Вся прочая работа остановилась. Часами команда археологов бороздила плато в поисках других останков. В конечном счете кто-то нашел кусок породы, отлично стыкующийся с первым, и глазам палеонтологов предстал прекраснейший скелетик из когда-либо найденных в формации Моррисон. До сих пор он является единственным образцом своего вида Hoplosuchus kayi, и наука заполучила его только потому, что палеонтолог захотел избавиться на пару минут от спиногрыза.

vqi7vulw6gc
Льет сегодня как-то особенно неприятно, подумал Allosaurus. Иллюстрация: Pam Gonzales.

Стандартный способ поиска ископаемых не менялся со времен зарождения палеонтологии. После аккуратного вычленения слоя нужного возраста и типа охотники за окаменелостями выводят его на дневную поверхность, мельтешат вокруг обнажения, выискивая зацепки, пока на глаза не попадутся маленькие косточки, которые, если повезет, могут вывести на кость конечности или другое сокровище, подмигивающее из скалы. И вот тогда только и начинается настоящая работа лопатами.

Следующим по эффективности методом обнаружения останков после простого визуального сканирования поверхности является перерыв на туалет. Все потому, что поиск места, достаточно изолированного для приватных процедур, заводит работников туда, где иначе копать бы не стали. Например, в 1999 году палеонтолог Джейсон Пуль отошел справить малую нужду в пустыне Монтаны и направил бодрую струю прямо в породу возрастом 150 млн лет. Внезапно он заметил интересную кость, торчащую из серого юрского камня. Как позже выяснилось, это был ни много ни мало аллозавр. Но еще до того, как кости были раскопаны, Пуль дал ископаемому неформальную кличку по способу нахождения – Urinator montanus.

vqi7vulw6gc
Крупнейшие в истории грызуны Josephoartigasia monesi беснуются от гормонов. Иллюстрация: Raul Martin.

Не только такой зов природы может привести палеонтологов к неприметным залеженосным пятнам. Хейли О’Брайен раскапывала места залегания останков млекопитающих в Восточной Африке в не самые комфортные женские дни. «Ваше тело не перестает функционировать, когда вы на полях, гормоны включены», – сообщает она. Настроение было на нуле, и Хейли решила, что лучшим из вариантов будет удалиться из карьера под видом разведки и пойти вдоль извилистого русла, изводя себя в одиночестве вдали от чужих глаз.

Местная геология, как оказалось, обладала антистрессовыми свойствами. «Я проследовала вдоль изгиба реки к раскопу, в котором годами не находили ни косточки, и начала выковыривать из стены камушки, чтобы расслабиться», – говорит О’Брайен. Через несколько минут она наткнулась на цельный череп грызуна. Необходимо было вызывать команду. Блин. «Дабы отложить 10-балльную угрозу по женской шкале», палеонтолог продолжила изыскания, но каждый отколупнутый щебень приносил все новые экземпляры. Некоторые из них позднее стали типовыми образцами своих видов. «Это был словно кошмарный День Сурка с ужасающе-чудесными открытиями на ПМС-катализе», – признается Хейли О’Брайен.

Взрывы, естественные позывы, эмоциональный стресс – лишь несколько путей, которыми любители старины натыкаются на удивительные находки. Бывает, что палеонтологи случайно садятся на ископаемое, ставят на него палатку, паркуются поверх. Сноровка и научные знания, безусловно, необходимы в полевых изысканиях, но иногда критическим фактором большого открытия является просто слепая удача.


По материалам: Smithsonian Magazine

Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Пожалуйста, не копируйте его в соцсети целиком, не отнимайте у нас трафик. Если хотите поделиться информацией с вашими подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.