Униполярный Хо и его обогащенная безумием жизнь

Классический вариант биполярного расстройства предполагает чередование маникальных и депрессивных фаз у пациента. Клинический психолог Дэвид Хо, живущий в США, утверждает, что его собственный опыт не похож на большую часть того, что описано в психиатрической литературе, посвященной аффективным расстройствам. Его диагноз самому себе: униполярное аффективное расстройство! Эпизоды нормальной жизни у него сменяются исключительно маниакальными и гипоманиакальными, без всяких депрессий. С 1997 по 2015 год он испытал 17 таких гипоманий и маний – ранее в этом году он рассказал о них в увлекательном эссе, опубликованном в журнале Psychosis.

Хо пришел к любопытному выводу: подобный опыт, несмотря на определенный дискомфорт для человека и его окружения, может делать жизнь богаче и интереснее, а потому не стоит рассматривать психические расстройства только в патологическом ключе. Отдельные моменты, описываемые в приложенных дневниках, напоминают фильм «Области тьмы», а иногда складывается впечатление, что и саму статью он писал в гипоманиакальном состоянии. Самое интересное сейчас вам расскажем.

david-ho
Профессор Дэвид Хо и его безумная жизнь. Фото: Anna Strout.

Маниакальные периоды возвышенного настроения длились у Хо от недели до двух месяцев и характеризовались ощущениями «просветления, таинственного великодушия, спокойствия, свободы от внутреннего смятения». «Я становился более ярким человеком, сопереживающим, щедрым и любящим», – пишет он. Повышалась общительность, сильно вырастала самоуверенность, хотя сохранялся достаточный контроль, чтобы не впасть в манию величия.

Во время самого первого гипоманиакального эпизода Хо ощутил в себе необычайную чувствительность к музыке и исступленно дирижировал сутки напролет воображаемым оркестром. Другая гипомания застала его во время круиза по Средиземному морю: он почти каждую ночь танцевал на палубе, «удивляясь тому, насколько хорош», другие пассажиры даже сами переставали танцевать и просто смотрели на него, а он предпринимал активные попытки взаимодействовать с ними и с членами экипажа.

Некоторые ощущения Хо называет экстраординарными. Мыслительный процесс, речь, письмо, реакция на социальные сигналы часто казались ему ускоренными. Сильно обострялась память: воспоминания являлись из самых темных ее глубин, причем быстро и в подробных деталях. Однажды он неожиданно для себя вспомнил стратегии великих мастеров го, что позволило ему на равных состязаться в этой игре с продвинутыми интернет-игроками. В другой раз он научился писать руками в воздухе два разных китайских иероглифа одновременно. Еще был случай, когда он излечил свое серьезно поврежденное колено, «поглощая солнечный свет» и «направляя поток энергии внутри тела», при этом он представлял вокруг травмированной зоны вулкан, что усиливало ощущение тепла.

Вместе с тем приступы часто сопровождались умственной усталостью, бессонницей, неспособностью совершать простейшие действия, например, посчитать в уме или найти дорогу в знакомом месте. Как-то раз у него произошел эмоциональный срыв: рассказывая студентам о бойне на площади Тяньаньмэнь в Пекине 4 июня 1989 года, он заплакал и не мог остановиться. Во время первой мании он лежал на полу и галлюцинировал, представляя себя прибитым к кресту, словно Иисус, и ощущая «сильную грусть из-за страданий человечества». На другой день того же эпизода он почувствовал себя андрогином, «инь и ян в одном теле». Случался и «трансгендерный опыт», когда он «превратился в женщину, чувствовал и вел себя, как она».

057_3_dec_2015-1
Дэвид Хо и страдающее человечество на психологическом семинаре в Колумбийском университете в Нью-Йорке, декабрь 2015 года. Фото: Anna Strout.

Все эти мучения, однако, не слишком негативно влияли на его повседневную жизнь, скорее они позволяли ему «быть на связи с самыми глубинными тревогами и страданиями». Со временем Хо научился предсказывать грядущие приступы и предпринимал меры предосторожности, чтобы избегать ситуаций, в которых его поведение могло быть сочтено неадекватным или сам он мог пострадать физически (к примеру, не садился за руль в таком состоянии). Во время умопомрачений он старался не вести себя деструктивным образом и не терять контакт с реальностью.

«Оглядываясь назад на свой опыт, я бы сказал, что в итоге мои встречи с безумием скорее обогатили жизнь, а не навредили ей», – пишет Хо. В связи с этим он скептически смотрит на современный однобокий подход к психическим расстройствам как к сугубым патологиям. «Не может ли быть так, что жизнь, полностью лишенная безумства, – это обедненная жизнь?» – вопрошает автор. Он ставит перед собой цель: «вести достойную, нормальную жизнь, обогащенную безумием». Своих пациентов он также поощряет не поддаваться отчаянию, а найти что-либо ценное в своем расстройстве.

При этом Дэвид Хо не спешит делать широкие обобщения, указывая на свою «атипичность» как человека и пациента: «Всю свою жизнь я оказывался атипичным во взглядах и действиях, где бы ни находился. Так что странен я как в нормальности, так и в безумии. Экзистенциалист Сартр говорит, что человек обречен быть свободным. Обречен ли я также быть атипичным?» И вот самоуверенность вновь подскочила. Кажется, намечается новая гипомания.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Psychosis (Ho, 2016)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вы хотите поделиться информацией, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. Пожалуйста, не копируйте текст в соцсети целиком, мы хотим, чтобы наши статьи читали на нашем сайте, попутно замечая и другие наши статьи. С уважением, Батрахоспермум.

theusualsuspects

Вас также могут заинтересовать статьи:
Может ли скука быть позитивной?
Почему вы рисуете неандерталоидов?
Мудрость – это не черта человека, а агрегатное состояние