Впервые найден живой моллюск-червь, обитающий в вони

Гигантские корабельные черви Kuphus polythalamia впервые попали живьем в руки ученых, до сих пор знавших о них лишь по вымываемым на пляжи длиннющим трубчатым домикам, описанным еще в XVIII веке Карлом Линнеем!

Kuphus polythalamia
Корабельный червь Kuphus polythalamia нагишом, вне трубчатого домика. Фото: Marvin Altamia.

Глядя на эти трубки, похожие на покореженные судьбиной слоновьи бивни, Линней посчитал, что в них жили гигантские многощетинковые черви-серпулиды, и в 1758 году назвал вид Serpula arenaria (позднее, в 1767-м, поменял на S. polythalamia). Однако позже выяснилось, что принадлежали они никаким не червям, а двустворчатым моллюскам из семейства Teredinidae (впрочем, их все равно все называют червями – корабельными). Так в 1770 году в таксономию был введен новый род Kuphus, включающий единственный современный вид – K. polythalamia. Вот только самих обитателей домиков никто из ученых ни разу не видел.

Некоторые биологи всю свою карьеру искали живого куфуса – так и не нашли. Моллюск стал едва ли не мифическим, как единорог, от которого остался только рог. Никто не знал, где живут куфусы, пока в 2010 году в YouTube не всплыл репортаж с филиппинского ТВ, где странного червя из подозрительно знакомой трубки местные жители поедали как бы в лечебных целях. Ученые сразу снарядили экспедицию – безуспешно. В 2011 году еще одну – и вот тогда-то в бывшем водоеме для лесосплава на острове Минданао нашлась целая колония куфусов, торчащих из вонючего морского ила! Смотрите, с каким восхищением специалисты наблюдают, как слизкое пенисовидное существо впервые вываливается на лабораторный стол:

«Присутствовать при первой встрече с подобным животным – это ощущение наиболее близко к тому, что, должно быть, испытывали натуралисты XIX века! – делится Марго Хэйгуд, медицинский химик из Университета Юты (США) и старший автор исследования. – Оно все вылазило и вылазило!» «С благоговейным трепетом взирал я на это диковинное создание безмерных размеров, – рассказывает Марвин Атамия, морской биолог из Университета Филиппин, один из соавторов. – Если честно, я очень нервничал: одна ошибка – и мы утратили бы шанс раскрыть секреты сего редчайшего образчика».

Типичная длина трубок K. polythalamia – 1 метр, но известны и экземпляры более 1,5 метра, что делает куфуса самым длинным двустворчатым моллюском в современном мире. Внутри известкового домика скрывается мускулистый червячище, синий с металлическим отливом. Головной конец его расположен в нижней части трубки, зарытой в грунт, и прикрыт створкой раковины, а на заднем конце наружу вверх выставлены сифоны для дыхания. Самостоятельно он почти ничего не ест (сложно кушать, когда рот упрятан глубоко внизу), да и не испражняет особо – органы пищеварения сильно редуцированы. Кормят моллюска симбиотические серобактерии, живущие в его жабрах: они получают энергию за счет окисления сероводорода, изобильно выделяющегося в результате гниения древесины на дне водоема, и создают органическую пищу из растворенного в воде углекислого газа.

Другим представителям семейства корабельных червей также помогают бактерии, но они расщепляют непосредственно древесину, оказавшуюся в воде, а предки куфусов в какой-то момент эволюции познакомились с серобактериями и перешли «с корабля на ил» – так и возник этот уникальный вид моллюсков. «Куфус когда-то считался самым примитивным корабельным червем, – объясняет биолог Дэниел Дистел из Северо-Восточного университета в Бостоне (США), первый автор научной статьи. – Но вероятно, он произошел от древоядных родственников, а его анатомическая простота – это результат специализации, адаптации к новому образу жизни».

Теперь исследователи хотят узнать, какова роль древесины в этом эволюционном переходе к грунтовому гигантизму и питанию за счет бактериального хемосинтеза, и желают отыскать другие интересные примеры подобных превращений в необычных уголках Земли. Так, по мнению авторов, организмы, живущие возле гидротермальных источников и существующие благодаря хемосинтезу, прежде чем там поселиться, могли быть связаны с утопшей древесиной, которая способна обеспечить как гетеротрофное питание, так и автотрофное, а значит, может выступать в роли связующего звена в эволюции метаболизма морских животных.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: PNAS (Distel et al., 2017)
По материалам: The University of Utah, New Scientist и др.

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если хотите поделиться информацией с вашими подписчиками, обязательно ставьте активную ссылку на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.

Moridilla fifo

Вас также могут заинтересовать статьи:
Голожаберная вахта
Крабы-боксеры рвут друзей пополам
Как черви фехтуют пенисами и делают селфинг