Редкость не гарантирует вымирания вида, если она – хроническая

Когда глядишь на редкое создание, хочется срочно пожалеть его великодушно: в конце концов, кто, как не ты, повинен в том, что его вид находится под угрозой исчезновения? Ведь именно ты, дружок, уничтожаешь его местообитания, браконьеришь понемножку, меняешь климат, создавая ему невыносимые условия существования, и устраиваешь прочий мелкогадостный дискомфорт.

Но далеко не всякое редкое существо нуждается в твоей жалости. Некоторые виды были редкими всегда. Они выживали малочисленными популяциями на протяжении всей своей эволюционной истории. Редкость – не гарантия неотвратимого вымирания, считают экологи Герат Вермей и Ричард Гросберг из Калифорнийского университета в Дейвисе (США). В своей недавней статье они выделили набор характеристик, которые позволяют видам оставаться «хронически редкими», и именно эти черты, по мнению авторов, являются ключом к их выживанию во время экологических кризисов.

Голожаберный моллюск Tritonia из Красного моря может быть хронически редким – он попадается купальщицам лишь раз в несколько лет. Фото: prilfish.

Редкость редкости рознь. Редким можно быть из-за малочисленности или низкой плотности популяций, небольшого ареала, специализированного образа жизни в необычных условиях, случайного попадания в нетипичные для вида условия, успешного размножения лишь в определенных местах. Авторы решили сосредоточить внимание на конкретной разновидности редкости – хронической редкости, которая характеризуется низкой плотностью популяций на протяжении многих поколений. Такая редкость подразумевает успешное размножение в условиях, неблагоприятных для большинства других видов. Вот только мало что известно об особенностях размножения, которые обеспечивали бы виду хроническую редкость.

«Во время вымираний страдают почти все виды, – говорит профессор Вермей. – Тот вид, который сумеет пережить вымирание, оставаясь редким, имеет реальные преимущества. Вопрос в том, что позволяет ему выживать».
«Не все виды обязаны насчитывать множество особей, живущих вблизи друг от друга, чтобы преодолеть кризис, – вторит профессор Гросберг. – Для того чтобы получить жизнеспособную популяцию, нужно учитывать особенности воспроизведения индивидуальных особей».

Вот какие характеристики, по мнению профессоров, должны быть присущи хронически редкому виду, чтобы поддерживать устойчивые популяции:
— Оплодотворение происходит внутри или вблизи взрослой особи.
— Для распознавания и привлечения друг друга особи используют сигналы, воспринимаемые издалека.
— Взрослые особи весьма подвижны сами или прибегают к помощи посредников, распространяющих их половые клетки на большие расстояния (например, опылителей).
— Два пола сочетаются в едином организме (как у гермафродитических улиток, червей, иглокожих и других животных, а также у однодомных растений).

При других формах редкости – например, в случае сужения ареала или сокращения размера популяции у широко распространенного прежде вида – об устойчивости говорить не приходится: такие виды с большой вероятностью ждет унылое вымирание. Это может произойти, когда популяция столкнется с незнакомыми условиями, которые возобладают на территории их обитания в относительно сжатые сроки.

Морское ушко Haliotis sorenseni выглядывает из ракушки в надежде на лучшую жизнь. Фото: Kat Magana, UC Davis.

А вот эти черты, по мнению авторов, присущи редким видам, которые не способны к длительному выживанию при низкой плотности:
— Наружное оплодотворение с рассеиванием гамет в воде или воздухе – в надежде, что когда-нибудь они повстречают парную гамету и сформируют зиготу.
— Распознавание партнера осуществляется лишь на коротких дистанциях.
— Медлительность или неподвижность взрослых особей при отсутствии помощников – распространителей гамет.
— Разнополость, то есть каждая особь – или строго самец, или строго самка.

Морские ежи, морские ушки и блюдечки, к примеру, с большим трудом восстанавливаются после популяционных передряг, поскольку в размножении полагаются на рассеивание гамет в воде. При этом особи располагаются довольно-таки далеко друг от друга, и встретиться мужским и женским гаметам удается редко, что сильно затрудняет размножение в дикой природе. В тех же обстоятельствах существуют большинство брахиоподов, кораллов, кубок, мшанок, а также морских водорослей.

Впрочем, эволюция придумала для видов с низкой плотностью несколько примочек, помогающих противостоять репродуктивным вызовам, с которыми они сталкиваются. Например, можно всей популяцией синхронно выбрасывать гаметы в воду или воздух – так поступают многие морские беспозвоночные, водоросли и наземные растения. Гаметы желательно должны жить долго – это повышает их шансы на распространение подальше, а еще лучше, если они упакованы пачками, как сперматозоиды в сперматофорах – специальных капсулах, обеспечивающих направленный транспорт и защиту от неприятностей.

Морские ежики Diadema antillarum плохо восстанавливаются после экологических кризисов. Один даже поседел. Фото: Vilaine Crevette.

Конечно, хроническая редкость может показаться следствием неважной адаптации особей к условиям существования, однако это не так – индивидуальные особенности, способствующие хронической редкости, высоко адаптивны, уверяют авторы. Эти черты развивались неоднократно и независимо во многих основных группах многоклеточных организмов. Зная, какие особенности, позволяют видам быть редкими, можно сделать более эффективными усилия по мониторингу и сохранению как этих видов, так и тех, что не способны к хронической редкости, отмечают экологи.

Вообще о редких видах мало что известно – потому что они, извините, редкие. И на их изучение редко когда удается выбить финансирование. Так что ученые попросту не могут сказать, насколько распространена хроническая редкость в природе. Вероятно, чаще она встречается на суше, чем в океане, подозревают авторы, ведь визуальные и химические сигналы, связанные с распознаванием партнера, легче передаются на большие расстояния в воздухе, нежели в воде, да и передвигаться там значительно проще. Редкими могут быть большинство видов на Земле, особенно в тропических лесах: в Амазонии, например, 96% видов деревьев являются хронически редкими – так они, возможно, избегают специализированного уничтожения со стороны травоядных и патогенов.

Однако озвученные гипотезы нуждаются в доказательствах, подчеркивают Вермей и Гросберг. «Так мало эмпирических свидетельств существует касаемо рассматриваемых характеристик, что мы фактически не можем надежно подтвердить наши предположения», – стыдливо пишут они. Посему ученые призывают коллег обратить внимание на эти аспекты, учиться выявлять хронически редкие виды и отличать их от видов с иными формами редкости.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Ecology Letters (Vermeij & Grosberg, 2017)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Почему на суше больше видов, чем в океане, хотя он классный?
Червь отрывает морскому ежу фонарь и пожирает изнутри
Растение отказалось вымирать и явилось по почте


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение