Воистину чрезмерная любовь к наездникам

Кувыркалка Eucinetus terminalis докувыркалась. Фото: John Rosenfeld.

У Создателя воистину чрезмерная любовь к жукам, шутил британский биолог Джон Холдейн (а может, и не шутил). В отряде жесткокрылых (Coleoptera) порядка 400 тысяч описанных видов – это примерно четверть всех известных видов животных. Одних божьих коровок больше, чем всех млекопитающих. Усачей больше, чем птиц. Долгоносиков больше, чем рыб. Кувыркалок больше, чем людей. Жуков повсеместно называют самой многочисленной группой животного царства. Но вероятно, это совсем не так.

Означенный фактоид – это следствие чрезмерной любви людей к жукам, считает энтомолог Эндрю Форбс из Университета Айовы (США). Жуки – весьма примечательные члены природных сообществ: они относительно крупные, нередко блестящие, часто весьма симпатичные и даже сексапильные. Натуралисты XIX века, включая Дарвина Чарлза, истово коллекционировали жуков и ревностно мерились друг с другом коллекциями. Благодаря этому колеоптерология – наука о жуках – сегодня является довольно тщательно проработанной областью энтомологии с точки зрения систематики. Другие группы насекомых изучены далеко не так хорошо – хотя бы потому, что их сложнее изучать в силу меньших размеров особей, а также из-за меньшей их харизматичности.

Сам Форбс – гименоптеролог, он изучает наездников – паразитических перепончатокрылых (отряд Hymenoptera), которые пыряют яйцекладами других насекомых и откладывают в них свои яйца, а личинки затем выедают хозяев изнутри, нередко меняя их поведение и превращая в зомби. Создания прямо-таки зловещие. И никто толком не знает, сколько их вообще. Специалистов по наездникам не так уж и много. Большую часть жизни эти твари проводят в телах жертв, и они чрезвычайно малы по комплекции, особенно представители семейства мимарид, некоторые из которых мельче иных амеб и инфузорий. Поэтому, когда ученые подсчитывают насекомых на том или ином участке планеты, наездники по большей части остаются без учета, разве что самые крупные и противные.

Пара мимарид в сравнении с инфузорией и амебой, а также мельчайший жук – перокрылка Nanosella. Dicopomorpha echmepterygis – самое мелкое насекомое в мире (на фото самец, а самка покрупнее). Почитать: Химия и жизнь / Элементы.

Меж тем они повсюду. Насколько известно Форбсу, у каждого вида насекомых есть свой паразит-наездник или даже несколько. Даже у подводных насекомых есть наездники. Даже у наездников есть наездники – сверхпаразиты. И у жуков, разумеется, тоже. «Когда мы собираем жуков определенного вида в больших количествах, то извлекаем из них наездников 10, 20, а то и 30 разных видов!» – уверяет Форбс. Математическая логика подсказывает, что разнообразие наездников намного больше, чем у жуков.

Хотя… может, одни и те же виды наездников паразитируют на разных видах жесткокрылых? Маловероятно, считает Форбс. В новом исследовании он вместе с коллегами изучил четыре хорошо известных рода североамериканских насекомых: мух-пестрокрылок Rhagoletis, бабочек-коконопрядов Malacosoma, жуков-лубоедов Dendroctonus и сосновых пилильщиков Neodiprion (перепончатокрылые такие). Ученые подсчитали все виды наездников, которые специализируются на этих насекомых, и все виды четырех этих родов, затем экстраполировали самые сдержанные средние оценки на другие группы насекомых – расчеты показали, что наездники с высокой долей вероятности превосходят жуков по видовому разнообразию в 2,5 – 3,2 раза!

«Взглянем на это следующим образом: жуки никогда не были особо хороши в паразитизме, зато наездники – прирожденные паразиты, – говорит Линн Кимси из Калифорнийского университета в Дейвисе (США). – На каждый вид жука может приходиться по меньшей мере два вида наездников: один паразитирует на яйцах, другой – на личинках». Кимси не принимала участия в исследовании Форбса, но подсчитала животных, обитающих в песчаных дюнах Калифорнии: доля перепончатокрылых (наездников, пчел, ос, муравьев) составила 42,1% – в два с половиной раза больше, чем жуков (17,3%).

Самка наездника Aphidius matricariae засадила яйцеклад в несчастную тлюлю.

Конечно, все это лишь примерные оценки, и, чтобы утверждать наверняка, нужно выявить всех наездников во всех жуках и подсчитать их – но это даже звучит непросто. К тому же среди энтомологов найдутся диптерологи, готовые поспорить и высказать мнение, что больше всего видов – в отряде двукрылых (Diptera), куда входят комары, мухи, мошки, ктыри и многочисленные мушки-паразитоиды. За пределами класса насекомых тоже есть претенденты: клещи и нематоды – эти изучены еще меньше. «У нас нет достаточных знаний, – хитро щурится Эндрю Форбс. – Пускай другие попытаются опровергнуть наши выводы – это здорово, мы тогда больше узнаем о клещах и нематодах». Пока же список Форбса возглавляют его любимые наездники.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic
Научная статья: bioRxiv (Forbes et al., 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Сверхпаразит-гиперманипулятор превращает жертву в затычку и выходит сквозь ее голову
Порхает как ястреб, жалит как гиперпчела
Самые малюсенькие мухи на Земле


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение