Чем больше пенис, тем скорее вымирание

Древнейшему пенису из тех, что известны науке, 425 млн лет от роду. Им орудовало животное по имени Colymbosathon ecplecticos, что переводится как «удивительный пловец с большим пенисом». Можно подумать, что это такой сексуальный дельфин, но в силурийском периоде дельфинов еще не было. Этот «пловец» – остракода, ракообразное из группы ракушковых (класс Ostracoda).

Удивительный пловец, найденный в силурийских отложениях Херефордшира (Великобритания). Фото: Siveter et al., 2003.

Остракоды – малютки, в лучшем случае достигающие нескольких миллиметров в длину.
Известны они с начала ордовика, и за почти полмиллиарда лет Земля знавала порядка 70 тысяч видов этих животных. Это самые распространенные членистоногие в ископаемой летописи нашей планеты! Представлены они в летописи в виде ракушек, но ученые знают, что когда-то в них жили рачки с большущими парными пенисами (кроме самок, у которых и одного-то нет). Из-за этих исполинских пенисов раковины самцов обычно длиннее раковин самок – внутри нужно больше места, чтобы вместить хозяйство. Хозяйство же вмещает в себя гигантский сперматозоид – если его расправить, то он окажется в 6 – 8 раз длиннее самого рачка. И в сотню раз длиннее твоего коротыша, дружок, стыдись.

Столь выдающееся достоинство – результат полового отбора, который, бывает, прицепится к какой-нибудь анатомической детали и давай ее доводить до абсурда – во благо вида, как он считает. Из-за того что самки частенько отдают предпочтение изощренной морфологии, по Земле нынче бродят олени с экстравагантными рогами, павлины с живописными хвостами и остракоды с непомерными болтами. Настолько, что хоть вымри.

Самка (выше) и самец (ниже) остракоды Cypideis salebrosa. Гениталии самца подкрашены. Они могут занимать до трети раковины. Не то что у тебя, дружок, стыдись. Фото: Maria João Fernandes Martins.

Многие ученые пытались понять, как половой отбор влияет на судьбу вида. Способствует ли он выживаемости особей с «отборными» генами, повышает ли приспособленность к условиям среды или, напротив, обрекает на коллапс в силу излишней заметности? Разные исследования показывают, что половой отбор может как защищать от вымирания, так и содействовать ему либо не влияет никак. Вот только большинство из них рассматривают животных, которые живут сейчас и ни разу не вымерли, оцениваются лишь их шансы на исчезновение исходя из популяционных трендов, локальных вымираний и охранного статуса. «Результаты неоднозначны, – говорит палеобиолог Мария Жоао Фернандес Мартинс из Смитсоновского института в Вашингтоне (США). – Ведь работая с живыми видами, ты на самом деле не анализируешь вымирания».

Остракоды же предоставляют отличную возможность проверить влияние полового отбора на примере вполне себе вымершего материала. Благодаря твердым ракушкам их сохранилось великое множество, у разных видов свои характерные формы раковин, причем раковины самцов более вытянутые, что позволяет надежно определять половую принадлежность – а это редкость в палеонтологических исследованиях. Кроме того, по размеру раковины можно судить о размере былого пениса, даже если сам пенисоносец давно истлел.

Вместе с коллегами Фернандес Мартинс изучила тысячи особей 93 видов ископаемых остракод, живших в верхнем меловом периоде, 66 – 84 млн лет назад, на территории современного штата Миссиписи. Выяснилось, что те виды, чьи самцы были значительно больше самок – а значит, вкладывались в размножение особенно ретиво и старательно отращивали себе пенисы, – вымирали в десять раз быстрее тех, у которых половой диморфизм был не столь выраженным. Обладатели наиболее громоздких пиписяндр существовали на планете в среднем всего 1,6 млн лет, а иные и считаные сотни тысяч лет, в то время как владельцы жалких пипок царствовали по 15,5 млн лет!

Почему так? Возможно, дело в том, что дюжие пенисы и долговязые сперматозоиды требуют для своего формирования слишком много энергии, которую можно было бы направить на иные полезные адаптации. «В краткосрочной перспективе индивиду это выгодно, ведь у него будет больше детишек, – объясняет Фернандес Мартинс. – Но в долгосрочной – могут быть проблемы: если вкладываешься в размножение, то для адаптации к изменениям среды ресурсов не хватает».

Ископаемые остракодки из коллекции Национального музея естественной истории Смитсоновского инситута в Вашингтоне (США). Фото: Gene Hunt.

Но не стоит спешить обрезать себе славные пенисы во имя будущего вашего вида, друзья. Что верно для остракод, необязательно верно для крупных животных, размножающихся с меньшей скоростью и в меньших количествах. Общего правила может не быть. Будет половой отбор спасать вид от скорого вымирания или, наоборот, подталкивать к нему – зависит от многих переменных, у разных видов и в разных местообитаниях все может происходить по-разному.

К тому же самки, будь то у людей или остракод, не пассивные наблюдатели, подмечает Фернандес Мартинс. Спариваясь с несколькими самцами и выбирая, чьи сперматозоиды наделят их капризные яйцеклетки энергией новой жизни, самки в конечном счете могут являться верховными арбитрами во всех сексуальных соревнованиях. Кому жить, а кому вымирать, будут, как всегда, решать женщины.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic
Научная статья: Nature (Fernandes Martins et al., 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Кости пенисов приобретались и терялись в эволюции многократно
Шестого вымирания нет, расходимся
Бар одиноких сердец для копепод


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение