Японские росянки подворовывают насекомых у соседей

Когда твоя почва уныла и бедна, остается одно – поедать насекомых. Хищный образ жизни по меньшей мере шесть раз развивался у цветковых растений, и одним из ярких примеров являются всевозможные росянки, представители рода Drosera, широко распространенного по свету – разве что в Антарктиде росянок пока что не нашли (там они могли бы поедать жирненьких пингвинов). Их листья, усеянные липкими волосками, – опасные ловушки для наивных насекомых, привлеченных сладкими выделениями волосков. Почувствовав белковое создание, налипшее на волоски, росянка тут же начинает сворачивать листок и активировать железы с пищеварительными ферментами, не оставляя жертве ни малейшего шанса на спасение.

Росянка Drosera toyoakensis и ее беспомощная жертва. Фото: Mikio Watanabe.

Некоторые виды росянок не гнушаются поедать даже своих опылителей. Хотя вообще-то хищные растения обычно стараются разделять опылителей и пищу – например, размещают цветки на значительном расстоянии от приземных листьев-ловушек (разделение в пространстве) или формируют ловушки после сезона цветения (разделение во времени). Впрочем, для видов, способных сформировать семя собственными силами в результате самоопыления, такое разделение не столь актуально, поэтому они совсем не расстраиваются, если какой-нибудь потенциальный опылитель прилетает на цветок и случайно попадает на растущий рядом ловчий лист. Оно, конечно, замечательно, если букашка принесла пыльцу с другого растения твоего вида или выражает готовность прихватить с собой твою пыльцу, – обмен генами в любом случае полезен для популяции, – но, знаете ли, питательное мяско тоже лишним не бывает.

Именно так рассуждают и росянки видов D. makinoi и D. toyoakensis, растущие на японских болотах. Биологи из Университета Кюсю (Япония) установили, что в ловушки первого частенько угождают представители четырех из пяти видов основных опылителей данного растения, а в ловушки второго – представители одного из шести видов главных опылителей, а конкретно – мухи-журчалки Sphaerophoria menthastri, наиболее частые гостьи обеих росянок.

Журчалка Sphaerophoria menthastri на росянках D. toyoakensis (a) и D. makinoi (b).

Но жадные росянки и на этом не останавливаются. Они еще и чужих опылителей поедают! Как показали эксперименты, на количество пойманных ими насекомых влияет присутствие поблизости растений других, нехищных видов: когда у соседей срезали цветки, росянки ловили меньше добычи. Иными словами, росянки используют соседние цветы в качестве естественных приманок и «подворовывают» их опылителей, превращая их в собственных жертв! Какой-либо выгоды от соседства с росянками эти растения не извлекают. Они вкладывают уйму ресурсов в отращивание цветочков, но вынуждены с печалью наблюдать, как желанные опылители липнут к ловушкам плотоядных соседок.

Все это очень напоминает клептопаразитизм – поведение, при котором паразит насильно отнимает или тайно ворует какие-либо ресурсы у представителей своего или чужого вида. Чаще говорят о клептопаразитизме в контексте пищевого поведения, когда воруется чужая добыча. Такое часто случается среди морских птиц: крупные чайки, фрегаты и поморники «пиратят» птиц помельче – преследуют их и заставляют бросить рыбку, тут же подхватывая ее на лету. Жуки-блестянки выслеживают муравьев-древоточцев и обманом просят их отрыгнуть медвяную росу себе в рот (если муравей распознает обманщика, то может оторвать ему лапки). Некоторые дерзкие мухи снимают добычу с ловчих сетей пауков, но и среди самих пауков встречаются отпетые клептопаразиты.

Другая разновидность клептопаразитизма – гнездовой паразитизм, при котором воруется гнездовой и материнский ресурс. Паразит подбрасывает яйца в чужие гнезда, где затем и выращивается его потомство. Гнездовыми паразитами являются, например, кукушки и пчелы-кукушки.

Росянка Drosera makinoi (a) и ее соседи Eriocaulon decemflorum (b), чьих опылителей она поедает. Фото (здесь и выше): Tagawa et al., 2018.

В рассматриваемом же примере взаимодействия между растениями ресурсом служат насекомые – причем из репродуктивного ресурса (опылители) они в процессе превращаются в пищевой (добыча). Клептопаразитизм в какой-либо форме у растений науке прежде не был известен, он свойствен животным. Строго говоря, в научной статье о нем прямым текстом не говорится – но в материале National Geographic речь о клептопаразитизме заходит. И действительно, речь тут не просто об эффекте магнита, когда растения пользуются обилием опылителей, создаваемым другими растениями, более привлекательными для насекомых, – росянки еще и убирают насекомых из этого общего пула, действуя наперекор соседям.

«Насколько мы знаем, это явление никто до нас не наблюдал», – утверждает ведущий автор исследования Казуки Тагава из Университета Кюсю (Япония). Его научная группа также открыла закрытие венчика при тактильной стимуляции у других японских росянок, о чем мы недавно писали. В настоящее время ученые планируют проверить, оказывает ли охота росянок на соседских опылителей пагубный эффект на жертв воровства. Если да, то это будет самый натуральный паразитизм, осмысленный и беспощадный.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Ecological Research (Tagawa et al., 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Японская росянка закрывает цветочек в ответ на щипание
Венерину мухоловку опыляют пчела, жук и пчеложук
Орхидея цинично использует грибы сверху донизу и дурит мух


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение