Рефлекс испуга как окно вашей души

Профессор Принстонского университета (США), нейробиолог и писатель Майкл Грациано, чью статью о синдроме одностороннего пространственного игнорирования мы когда-то перевели для вас, совсем недавно представил свою новую книгу «Пространства между нами». Предлагаем вам фрагмент из нее – конечно же, в эксклюзивном переводе «Батрахоспермума».

Нет лучшего способа понять диапазон экспрессивности лица, чем наблюдение за вопящим от страха коллегой в замедленной съемке. Когда моя научная группа приступила к изучению защитных рефлексов в начале 2000-х, у нас появились видеокамеры и лаборатория превратилась в фабрику ужаса. Аспиранты прятались в потайных углах и выпрыгивали оттуда с воплями велоцираптора. Меня самого исподтишка снимали, когда кто-то шлепнул меня стопкой мокрых бумажных полотенец. Пластмассовые насекомые и пара таксидермированных обезьяньих лап попадались на глаза то тут, то там, но чаще всего в холодильнике. Однажды я взял коровий глаз из кабинета анатомии, завернул его в фольгу и вручил коллеге под видом шоколадного трюфеля. Заснять момент откровения мне, увы, не удалось, но крик из его кабинета я услышал.

Если смотреть на кадры с реакцией испуга, можно заметить две характерные особенности: морщинки у глаз и приоткрытые на мгновение зубы. Верхняя губа приподнимается, обнажая верхние зубы на манер мимолетной улыбки или смешка. Разные догадки высказывались о предназначении этого движения, в основном спекуляции о готовности кусаться: если вас атакуют, то, наверно, стоит продемонстрировать зубки. Но детальное рассмотрение мышечной активности на лице наводит на мысль о совсем иной функции – защите глаз.

Если вы раскрываете челюсти, чтобы откусить гамбургер, то задействуете мышцы вокруг рта. Напротив, при рефлексе испуга работают мышцы вокруг глаз и на щеках. Лоб движется вниз, щеки движутся наверх и тянут верхнюю губу за собой. Как следствие, глаза оказываются под защитой складочек кожи и мышц.

Вы понимаете, о чем речь, если когда-либо выходили из темного помещения на улицу в яркий солнечный денек. Все ваше лицо сжимается в этакую солнечную улыбку или даже солнечную гримасу с приоткрытыми зубами, подобранными щеками и сморщенной кожей у глаз для защиты от чрезмерного света. Вы не собираетесь никого кусать. Эта лжеулыбка – всего лишь побочный продукт защиты органов зрения.

Говорят, глаза – окна души. Но если подумать, глаза сами по себе не похожи на окна. Если бы можно было взглянуть на пару глазных яблок без остального лица, то все, что мы смогли бы узнать, – это куда направлен взгляд и насколько расширены зрачки. Но для «прочтения» другого человека в первую очередь важно то, что глаза окружает. Окна души – это веки, что скептически прищуриваются или широко раскрываются, брови, что двигаются и выразительно изгибаются, лукавые морщинки на уголках или на переносице, налившиеся щечки – все те натяжки и расслабушки, что охватили зону вокруг глаз.

Любой профессиональный портретист подтвердит, что, хоть глаза и самая важная часть портрета, глазные яблоки сами по себе не особенно интересно рисовать. Это всего лишь голубовато-белые овалы с темной точкой и бликом. Эмоциональная экспрессия, которая является вызовом для художника, выражается через прилегающие к глазам черты.

Быть может, не является совпадением, что эти настоящие «окна души» столь точно соответствуют эпицентру рефлекса испуга. У испуга есть побочный эффект, нисколечки не связанный с самозащитой: он сообщает личную информацию. Дело в том, что ваше настроение и думки сильно влияют на то, как испуг проявляет себя в тот или иной момент. Каким бы мимолетным этот рефлекс ни был, какими бы примитивными нервными связями ни обеспечивался (а они возникли в эволюции задолго до любых высших эмоций или мыслей), он испытывает влияние нервных сетей по всему мозгу. Настроение, думки, внимание, ожидания просеиваются через корковые и подкорковые нейросхемы, достигают ретикулярной формации варолиева моста и воздействуют на рефлекс испуга, на то, каким его видят другие.

Определенную роль, например, может сыграть беспокойство. Один решительно неприятный способ заставить людей поволноваться в эксперименте – это периодически шарахать их током. Пока они корежатся в ожидании нового удара, можно оглушить их внезапным громким звуком – они испугаются его пуще обычного. Даже если воздействовать на них менее экстремальным раздражителем – скажем, дурным запахом или неприятной картинкой, – все равно их реакция окажется завышенной. Люди, страдающие тревожными расстройствами, проявляют усиленную реакцию испуга – они реально более нервные.

Такая чувствительность рефлекса к вашим внутренним переживаниям имеет одно монументальное следствие. Это один из тех эволюционных выкрутасов, которые так радуют биологов. Другое существо, глядя на вашу реакцию испуга, может в принципе многое из нее извлечь о вашем внутреннем состоянии – и использовать эту информацию в своих интересах. Вы уверены в себе или встревожены? Готовы к возможному нападению или совсем не бдите? Доминируете над окружающими или затюканы ими? Ваша реакция на хруст веточки или неожиданное касание мухи, севшей на шею, – то, как резко вы встрепенетесь и как сильно исказится от страха ваше лицо, – неизбежно проявится в морщинках у глаз и движениях губы, и все это снабдит необходимой психологической информацией любого, кто наблюдает за вами. Особо рьяное создание может даже намеренно протестировать вашу реакцию, подавшись в вашу сторону или громко гавкнув, с конкретной целью получить эту информацию.

Рефлекс испуга не социальный жест. Это не улыбка, не смех и не нахмуривание. Это просто рефлекс, который эволюционировал для защиты вашего тела, особенно глаз. Однако он не только защищает тело, но и разглашает информацию о вашем внутреннем состоянии всему миру. При этом испуг – вовсе не трудноуловимая реакция, чаще всего вполне явная. С тем же успехом можно нацепить на лоб неоновую вывеску. Но и демонтировать ее тоже нельзя. Небезопасно убивать испуг в зародыше для того лишь, чтобы перестать транслировать миру ваши слабости. Испуг необходим для выживания. Но через него происходит утечка информации.

Некоторые наши обычные, ритуализованные эмоциональные проявления, такие как улыбка, смех и плач, могут происходить как раз от подобных базовых защитных рефлексов с их побочными эффектами в виде утечек психологической информации. Для того чтобы вспыхнула искра эволюции новых социальных сигналов, нужно всего лишь живое существо, обладающее достаточной мозговой мощностью, чтобы наблюдать за другими, смотреть им в глаза, чувствовать тонкости движений и напряжений в их лицах и использовать эту информацию для принятия решений о своих дальнейших действиях.


Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Когда половины пространства не существует
Смиритесь: ваши зубы не помещаются в челюсти
Почему клоуны такие жуткие?


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение