Милые кости пенисов приобретались и терялись в эволюции многократно

Допустим, есть у тебя пенис. Но нету в нем кости. И у дельфина нет. И у слоника. И у ежика, не ищи. Может, у лошадки? Ни единой. Да мало у кого из млекопитающих вообще есть эта таинственная костяшка, бакулюм, тем не менее в некоторых отрядах она представлена широко: у грызунов, рукокрылых, хищных, приматов (но только не у тебя, самец человека). Пенисные кости этих и других счастливчиков необычайно разнообразны – как по форме и местоположению в органе, так и по степени, типу и срокам оссификации. Неужели все их бакулюмы находятся друг с другом в гомологическом родстве и происходят от единого прапрабакулюма?

Никак нет, считают американские специалисты, опубликовавшиеся недавно в журнале Integrative and Comparative Biology. В своей статье они сопоставили новейшие эволюционные древа млекопитающих с данными по наличию-отсутствию в их пенисах костей. И увидели, что бакулюмы в разных звериных линиях появлялись и утрачивались много раз независимо друг от друга.

Бакулюмы сусликов (слева), рисовых хомяков и серых полевок (справа). Иллюстрация: William L. Brudon.

Бакулюм… Что это за кость такая и для чего она нужна самцу зверя? «Вопрос наиважнейшущий, он не дает мне уснуть по ночам!» – признается руководитель исследования Мэттью Дин из Университета Южной Калифорнии. Биологи имеют разные гипотезы на сей счет. По одной из них, он предоставляет механическую поддержку во время копуляции, облегчая пенетрацию. По другой – участвует в дополнительной стимуляции самки. Бакулюм теоретически может защищать мочеиспускательный канал, сигнализировать о качестве самца, помогать в устранении спермы предыдущего ухажера из вагины самки, а то и показательно увечить женские гениталии, чтобы не смела больше ни с кем совокупляться.

Как бы там ни было, какую гипотезу ни возьми – для одной группы млекопитающих она вроде бы подтверждается, однако в другой работать отказывается. В целом ученые, как ни бьются, не могут найти ни одной четкой связи между характеристиками бакулюма и биологией вмещающего его организма. Это значительно затрудняет наше понимание эволюционных факторов, которые определили столь богатое морфологическое разнообразие этой загадочной кости. И вообще, сложно рассуждать о ее функциональном предназначении без непосредственных наблюдений за тем, как она взаимодействует с анатомией самки во время естественного полового акта.

baculum-walrus
Полуметровые бакулюмы моржей – самые крупные из всех млекопитающих – часто используются инуитами для творчества (они называют их oosik). Фото: Steinbrueck Native Gallery.

Вопрос эволюции бакулюма тоже держит науку в сексуальном напряжении. «Если вы спросите маммолога, он посмотрит на небо, подумает немножко и скажет, что, скорее всего, бакулюм возникал в эволюции множество раз», – напряженно говорит Дин. Еще бы, столько непохожих друг на друга млекопитающих обладают пенисной костью, столько интересных применений можно для нее придумать! Вполне вероятно, что она появлялась в разных линиях в разное время и для обеспечения разных функций.

evolution-of-bacula-in-mammal

Дин и коллеги проштудировали уйму источников с целью собрать как можно больше информации о наличии или отсутствии бакулюма у разных млекопитающих: всего набралось 1028 видов. Из них, к слову, только три китообразных – часто можно прочитать о том, что у всех китообразных нет бакулюма, однако достоверно это известно только для трех видов. Все эти данные ученые соотнесли с композитным эволюционным древом, составленным на основании нескольких научных работ, опубликованных преимущественно в текущем десятилетии. В общей сложности в анализ вошла информация о 954 видах млекопитающих – их имена вы легко прочитаете на филогенетической схеме справа, самой полезной картинке этой статьи.

Всего авторы насчитали 9 моментов в эволюции, когда бакулюм вдруг возникал, и 10 таких же внезапных исчезновений. Все это происходило лишь у плацентарных зверей, у сумчатых бакулюмов нет, и у общего предка всех млекопитающих его тоже, скорее всего, не было. Несколько раз бакулюм появлялся вообще неожиданно – внутри групп, которым в целом он не свойствен: у обыкновенного крота (Talpa europaea) из насекомоядных, малого тенрека (Echinops telfairi) из афротериев, американской пищухи (Ochotona princeps) из зайцеобразных. Кстати, у последней его обнаружили лишь пару лет назад с помощью микроскопа – настолько он крошечный.

pika-baculum
Микроскопический бакулюм американской пищухи. Фото: Weimann et al., 2014; William C. Gladish.

Интересна судьба бакулюма у летучих мышей: он присутствовал у их общего предка, но пять раз уходил на покой в разных линиях, причем позже в одной из них вновь внезапно всплыл – у южноамериканского присосконога Thyroptera tricolor. У родоначальника грызунов бакулюм также имелся и, что удивительно, сохранился у всех современных представителей (по крайней мере у тех, что поучаствовали в анализе), причем его морфология в этом отряде особенно многообразна. Предок хищных тоже, по всей видимости, с бакулюмом дружил, но позднее кость два раза была утрачена – ее нет у гиен и бинтуронгов.

Наконец, обратимся к нашим непосредственным родственникам – приматам. Из обсуждаемого анализа не очень ясно, жил ли бакулюм в пенисе общего нашего предка, однако у большинства приматов он имеется. Утрачивался он в отряде по меньшей мере три раза: в американских семействах саковых (у хиропотов и какажао) и паукообразных (у лаготриксов и коат), ну и у людей. Вообще, у всех человекообразных обезьян бакулюм крошечный – загадочный тренд на редукцию возник еще до появления человека, но именно в человеке достиг кульминации. Также нет бакулюма у долгопятов, но не совсем понятно, был он утрачен ими вторично или же это архаичная черта, доставшаяся от предка всех приматов. Ранние этапы эволюции приматов по-прежнему окутаны туманом, но пока что никто из бредущих в нем не напарывался на торчащий из мглы древний бакулюм.

У японской макаки кость пениса больше, чем у тебя. Фото: Didier Descouens.

Да уж, бакулюм не прост. Полученные результаты ни на йоту не приблизили нас к пониманию закономерностей его эволюции. Почему одному животному выгодно отказаться от косточки в пенисе, а другое не спешит с ней расставаться или же обретает ее заново? Вопрос этот остается открытым. Не хватает ученым и данных по развитию бакулюма в онтогенезе у многих видов. Понимание того, как он формируется, помогло бы в разработке биоинженерных программ для создания искусственного бакулюма в чашке Петри, считает Мэттью Дин. И тогда человечество смогло бы вернуть себе драгоценную косточку, вероломно отобранную у него злодейкой-природой. Вот тогда бы мы зажили, вот это был бы секс!

Женщин это тоже касается. У самок большинства видов млекопитающих, самцы которых обладают бакулюмом, есть своя генитальная кость – баубеллюм. Она маленькая и выглядит как недоразвитый бакулюм. О ее предназначении и эволюции известно еще меньше. Научная группа Дина сейчас как раз пытается окинуть новым взглядом естественную историю баубеллюма. «Эволюцию бакулюма постичь было непросто, – говорит Дин. – Но баубеллюм – это и вовсе сущий ад!»


Текст: Виктор Ковылин / The Batrachospermum Magazine
Научная статья: Integrative and Comparative Biology (Shultz et al., 2016)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Пожалуйста, не копируйте его в соцсети целиком. Если хотите поделиться информацией с вашими подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.

Гренландский кит на Аляске

Вас также могут заинтересовать статьи:
Гренландские китята превращают ребра в ус
Не самые исповедимые пути поиска ископаемых
Пенис мне в головогрудь! Раскрыта тайна секса пчелиного паразита