Пенис, кости, муравьи: досмотр научного багажа в аэропорту

Проходя досмотр в аэропорту Рональда Рейгана в Вашингтоне, Мартин Кон небезосновательно ожидал вопросов по поводу 15-сантиметровой прозрачной пластиковой 3D-модели мышиного пениса в его сумке. Когда Кон с коллегой летели в Вашингтон, пенис лежал в сумке спутницы, и сотрудник контроля, увидев его во время скрининга, подмигнул ей и пропустил, что крайне ее удивило, а еще больше смутило. Так что на обратном пути Кон положил причиндал к себе.

mouse-penis-3d-model
Выглядит как отчлененный член прозрачного трехметрового монструозного грызуна. Фото: Martin Cohn.

Есть ли у вас в ручной клади что-нибудь острое или хрупкое? «Да, есть, анатомические 3D-модели, они довольно хрупкие». Офицер безопасности достала из сумки две модели мышиных эмбрионов, кивнула, а следом за тем, как вспоминает Кон, «вытащила этот мышиный пенис за основание, словно Экскалибур».

Что это? «Вам необходимо знать или вы хотите знать?» Просто интересно. «Это напечатанный на 3D-принтере пенис взрослого мыша». Что, простите? «3D-модель пениса взрослого мыша». Нет, не может быть. «Может».

Сотрудница позвала трех коллег и попросила их угадать, что это такое. Никто ничего не ответил, и Кон тогда сам сказал отгадку. Они прыснули со смеху.

Это что, кость там внутри? «Да, бакулюм». У большинства млекопитающих в пенисе есть кость, а человек ее утратил, объяснил Кон. «Я могу рассказать вам немного об эволюции, если хотите». Секьюрити растерялись. «Могу ли я идти?» Да, проходите, сказала офицер. И, обращаясь к коллегам, добавила: «Мне надо сделать перерыв, у меня сейчас взорвется мозг».

Кон исследует эмбриональное развитие мочеполовой системы во Флоридском университете и, как и многие, работает с мышами. Недавно он анализировал мышиные гениталии при помощи медицинского сканера с высоким разрешением. Чтобы продемонстрировать коллегам возможности сканера, он распечатал увеличенную модель и повез на конференцию в Вашингтоне. А так как летел всего на два дня, багажа у него не было, только ручная кладь. И вот в ней очутился красавец пенис.

Ученые нередко берут с собой в транспорт странные штуки. Несколько лет назад тот же Кон прихватил в полет большеберцовую кость гигантского ленивца мегатерия, в другой раз летел с холодильной сумкой, набитой зародышами черепах. Диану Келли из Массачусетского университета, где она изучает эволюцию гениталий, служба безопасности аэропорта недавно пристрастно допросила по поводу 3D-модели дельфиньего влагалища.

Другие ученые провозили с собой рыбью кровь, мочу гориллы, зародыши хамелеонов и скатов, 5000-тысячелетние кости человека эпохи мезолита («Секьюрити были в восторге и просили меня назвать каждую кость»), телеуправляемые необитаемые подводные аппараты, ну и, конечно, груды камней («Я геолог, я изучаю камни»).

Астрофизика Брайана Шмидта однажды остановили по пути в Северную Дакоту, куда он летел, чтобы показать бабуле свою нобелевскую медаль – она золотая и в рентгеновском сканере выглядит абсолютно черной. «Сотрудники безопасности никогда не видели ничего настолько черного», – рассказывает он. Что у вас там? «Большая золотая медаль». Из чего она сделана? «Из золота». Эм-м-м, кто вам ее дал? «Король Швеции». Почему он вам ее дал? «Потому что я помог выяснить, что скорость, с которой расширяется Вселенная, увеличивается».

Антрополог Дональд Джохансон вез кости открытой им австралопитечки Люси. На таможне в Париже его спросили, что находится в маленьких пакетах в его чемодане. Он объяснил, что это ископаемые остатки из Эфиопии. Таможенник оказался в теме: «Это что, Люси?!» Он интересовался антропологией и прочел о ней в газетах. «Собралась порядочная толпа, которая наблюдала, как кости Люси одна за другой выкладывались на таможенную стойку, – вспоминает Джохансон в книге «Люси. Истоки рода человеческого». – Я впервые почувствовал огромный интерес, который пробуждала Люси, где бы она ни появлялась».

Кергеленский морской котик (Arctocephalus gazella) впервые слышит о Люси. Фото: Robert Harding.
Кергеленский морской котик (Arctocephalus gazella) впервые слышит о Люси. Фото: Robert Harding.

Джонатан Классен из Коннектикутского университета изучает муравьев, и в разрешении на сбор диких колоний у него было прописано, что их нужно брать с собой в самолет. «Разумеется, какой-нибудь бедняга из службы безопасности сталкивается лицом к лицу с сумкой, в которой бегает десяток тысяч муравьев, и приходит в абсолютное замешательство», – улыбается он. Многих животных нельзя сдавать в багажное отделение – там холодно. Александр Вон брал с собой в самолет фринов, жутковатых на вид жгутоногих арахнидов: «Моя стратегия заключалась в том, чтобы притворяться, будто все, что я делаю, абсолютно нормально».

Ондин Кливер из Юго-западного медицинского центра Техасского университета, перевозя контейнеры с лягушками из Нью-Йорка в Остин, поняла, что не может подвергнуть лягушечек вредному рентгену, и доложила о содержимом сумки сотруднице контроля. «Та перетрухнула, но была обязана заглянуть в контейнер, – вспоминает Кливер. – Мы приоткрыли его, и оттуда на нее уставилась дюжина глаз. Она вскрикнула. И так три раза. Другие сотрудницы тоже подошли, и никто из них не смог вынести холодных лягушачьих взглядов: они приподнимали крышку, визжали, закрывали ее, смеясь, и так продолжалось снова и снова». В конце концов лягушек все же пропустили в самолет.

Зачастую научная кладь выглядит ну очень подозрительно. Например, ошейник для отслеживания коровы кому-то на контроле безопасности может напомнить пояс смертника. А детектор летучих мышей, который зоолог Даниэлла Рабайотти однажды везла в рюкзаке, представляет собой черный ящик с мигающими лампочками спереди (на фото справа). «Секьюрити сказали: выньте ноутбук. Я вынула. Но они не сказали: выньте детектор летучих мышей. И я забыла вынуть», – рассказывает она. Пришлось объяснять недоверчивому хмурому офицеру суть научной работы. Он не мог понять, как можно записать сигналы летучих мышей, не говоря уже о том, почему вообще может возникнуть желание это делать. Рабайотти показала ему сонограммы, дала послушать звуки летучих мышей на ноутбуке. В конце он сказал: «Ого, я и не подозревал, что летучие мыши такие интересные».

Майкла Полито из Университета штата Луизиана задержали на контроле, потому что в его сумке нашли 50 флаконов с белым порошком. Он объяснил, что это замороженное, а затем высушенное молоко кергеленского морского котика. Реакция была разной: одни офицеры хотели махнуть рукой и пропустить его, другие не пускали и стали задавать кучу вопросов, например: «Как вы доите морского котика?!» Биолог чуть не опоздал на рейс.

Ученые часто говорят, что ты не понимаешь свой предмет по-настоящему, если не можешь объяснить его шестилетнему ребенку, или столетней бабусе, или деревенской девке, или быкующему гопнику. Служба авиационной безопасности бросает новый вызов: требуется объяснить предмет, лежащий в вашей сумке, строгому должностному лицу, которое не только не имеет за плечами научного багажа, но и подозревает ваш собственный багаж в том, что он может представлять потенциальную угрозу на борту самолета. Что это там у вас глазастое зеленеется, дерзко выглядывая из кармашка? «Батрахо…» Ну-ка выньте.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic

Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Если хотите поделиться информацией с вашими подписчиками, обязательно ставьте активную ссылку на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.

darwin_hunt

Вас также могут заинтересовать статьи:
Биологи лакомятся изучаемыми организмами
Фрины добираются домой с помощью ног-жгутов
Кости пенисов приобретались и терялись в эволюции многократно


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение