Важные нейросиндромы, к которым стоит присмотреться

Нейропсихологические синдромы – это ключ к пониманию работы мозга. Некоторые из них в силу своей распространенности активно исследуются и широко известны даже за пределами научных кругов. Афазия Брока (расстройство речи), синдром чужой руки (одна из рук или обе не подчиняются вашей воле), прозопагнозия (когда не распознаешь лиц), альгокоммуникузия (когда общаешься с водорослями) – многие из вас наверняка слышали об этих расстройствах или даже знакомы с ними не понаслышке.

Но есть и ряд других, малоизвестных и редко встречающихся синдромов, которые порой не упоминаются даже в специализированных учебниках. При этом они не менее других ценны для понимания когнитивных процессов и организации мозговых структур. Кроме того, знание о них важно для клинической практики – неосведомленный врач может перепутать их с другими расстройствами и поставить неправильный диагноз. Вот почему колумбийский нейропсихолог Альфредо Ардила из Флоридского международного университета в Майами (США) решил обратить внимание своих коллег на некоторые из этих редких синдромов: обзор четырех из них он сделал в прошлом году, еще четыре рассмотрел в минувшем августе. Что ж, познакомимся с ними поближе и мы.

Акинетопсия, пожалуй, самое известное из предложенных расстройств. Это неспособность визуально воспринимать движение: больной видит его скорее как слайд-шоу, нежели плавный видеоряд. При этом он слышит звуки движения. Причиной синдрома является повреждение специфической зоны зрительной коры мозга, и его можно вызвать искусственно у здоровых добровольцев, если простимулировать эту зону магнитом через ваш череп. По мнению Ардилы, акинетопсия может быть связана с феноменом Zeitraffer, когда пациенты воспринимают движения объектов так, будто они замедлены. Изучение этих нарушений, конечно же, очень важно для осмысления того, как мозг обрабатывает визуальную информацию.

Соматопарафрения – неузнавание собственных конечностей, восприятие их как чужих. Один из случаев описан у Оливера Сакса в книге «Человек, который принял жену за шляпу»: пациент попытался скинуть с кровати «чью-то» ногу, очевидно подложенную ему в постель шутницей-медсестрой, и закономерно слетел на пол вместе с ней, после чего обнаружил, что мерзкая нога намертво прилипла к нему и не желает отрываться, как ни дергай. Соматопарафрения может быть связана с повреждениями в разных участках мозга и обычно сопровождается анозогнозией – отсутствием осознания болезни, например паралича конечности. Любопытно, однако, что больной может узнать затронутую синдромом конечность, если увидит ее в зеркале. По всей видимости, это не только неврологическое, но и психическое расстройство, разновидность бреда, так что изучение соматопарафрении должно помочь выявить неврологические основы психозов, считает Ардила.

Аутотопагнозия – неспособность назвать и указать местоположение частей своего тела, притом что с идентификацией посторонних предметов и живых организмов у больного проблем нет. Вот кошка, вот ее хвост, а из рукава пятипалое торчит – не знаю что. Нарушения в схеме тела и процессе отслеживания ее обновлений здесь предположительно сочетаются с речевым расстройством, а причиной обычно оказывается повреждение задней части теменной коры левого полушария мозга. Хотя аутотопагнозия была впервые описана больше века назад, она по-прежнему остается малоизученной, отмечает Ардила.

Слуховая вербальная агнозия – абсолютное непонимание устной речи при сохранении способности читать, писать и говорить. Пациенты рассказывают, что речь звучит для них как едва слышный шепот или неизвестный язык, фонемические контрасты они не распознают. В отличие от других расстройств языкового понимания, таких как афазия Вернике, слуховая вербальная агнозия – это проблема сугубо восприятия, которая часто связана с повреждениями в участках мозга, занимающихся обработкой слуховой информации.

Афазия дополнительной моторной области – это состояние выражается в том, что человек испытывает трудности со спонтанной речью. Он может отвечать на вопросы, называть предметы, если его попросить, однако инициировать речь он не в состоянии. Дополнительная моторная область коры мозга вовлечена в подготовку и инициацию двигательной активности, и повреждение ее делает проблематичным планирование последовательности движений, необходимых для непринужденного извлечения речи, в то время как с пониманием ее сложностей не возникает.

Синдром Балинта – это на самом деле комплекс из трех подсиндромов, возникающих вследствие повреждений или патологий затылочной и теменных долей мозга. Во-первых, это симультанагнозия – неспособность одновременно воспринимать два или более объектов при сохранении способности видеть конкретные элементы. Во-вторых, глазодвигательная апраксия – невозможность произвольного перевода взгляда на объект и фиксации на нем, «психический паралич взора», по выражению самого Режё Балинта, описавшего синдром в 1909 году. В-третьих, оптическая атаксия – неспособность дотянуться до предмета рукой под контролем зрения при отсутствии нарушений проприоцепции и мозжечковых расстройств. В результате больной не может воспринять мир целиком и видит его как хаос из отдельных объектов, его внимание узконаправлено и всякий раз сосредотачивается на чем-то одном или даже на его части. Чтобы уследить за периферическим объектом, человеку приходится поворачивать голову, но схватить его он не способен, постоянно промахивается и в целом ведет себя как слепой. Для понимания зрительного и пространственного восприятия данный синдром – один из важнейших, подчеркивает Ардила.

Центральная ахроматопсия – нарушение восприятия цветов, всех или отдельных, вызванное проблемами не в глазах, а в мозге – как правило, в затылочной или височной доле. При этом способность представлять или визуализировать цвета по старой памяти сохраняется. Этот довольно редкий синдром, по мнению Ардилы, является ключевым для уточнения организации зрительного, и в частности цветового, восприятия.

Редупликативная парамнезия – убежденность в том, что знакомое место, человек, объект или часть тела продублированы и существуют в двух или более местах одновременно. Например, одна из пациенток Арнольда Пика, описавшего синдром в 1903 году, утверждала, что находится не в привычной городской больнице, а где-то в пригороде, куда зачем-то перенесли знакомый больничный интерьер, а доктор Пик и медперсонал, по всей видимости, работают в обеих клиниках. В другом случае больной уверял, что его поврежденная рука является жалким дубликатом, а неповторимый оригинал находится в другом штате. Редупликативная парамнезия чаще всего связана с повреждениями в правом полушарии мозга и похожа на другие бредовые синдромы ложного узнавания, такие как синдром Капгра (когда уверен в том, что кого-то из знакомых, чаще всего родственника, или самого больного заменили двойником), синдром Фреголи (когда считаешь, что разные люди – на самом деле один и тот же человек, меняющий свою внешность), интерметаморфоз (когда думаешь, что некий человек физически и психологически трансформировался в другого).


Текст: Виктор Ковылин, хотя, скорее, его жалкий дубликат.
По материалам: BPS Research Digest и других источников.
Научные статьи: Archives of Clinical Neuropsychology (Ardila, 2016), Psychology & Neuroscience (Ardila, 2017)

Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Если вы хотите поделиться с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. Пожалуйста, не копируйте текст в соцсети целиком, мы хотим, чтобы наши статьи читали на нашем сайте, попутно замечая и другие наши прелестные статьи. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Когда половины пространства не существует
Моя жизнь с синдромом Туретта
Иллюзия кастрюли и крышки


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение