В колониях эктоплевры обнаружены сытые и довольные приемыши

Вы, скорее всего, не любите вашу падчерицу и всячески ее угнетаете: заставляете спать в золе, отделять просо от мака, ходить в лес за подснежниками. Бездомных сироток и близко к себе не подпускаете, а при виде подкидыша закатываете глаза и велите служанке отнести его ночью на болото. Неродные дети – обуза и нервы, чужие гены и явно не ваша забота.

А вот колониальные гидроиды Ectopleura larynx из семейства тубулярий с вами не согласны. Они всегда рады принять в свою колонию чужекровушек и готовы разделить с ними и кров, и кожу, и кишку.

Колония тубулярий Ectopleura larynx. Эти представители типа стрекающих предпочитают холодные северные морские воды. Фото: Cultura.

Тубулярии E. larynx растут небольшими колониями, которые насчитывают несколько десятков или сотен особей и целиком помещаются в ладошах человека. Поросячье-розовые полипы несут по два кольца щупалец и растут на стебельках, ответвляющихся у основания колонии и заключенных в общую желтоватую оболочку. Колонии обычно крепятся к камням, раковинам или водорослям на мелководье, деля драгоценное пространство и скудные кормовые ресурсы с представителями иных многочисленных прибрежных видов животных.

В отличие от других похожих гидроидных колоний, в которых матка-основательница бесполо и уныло почкует собственных клонов, E. larynx размножаются сексуально и нестандартно. Мужские колонии выбрасывают сперматозоиды, которые добираются до женских и оплодотворяют их, из зигот развиваются полипы-малыши – и судьба у них может быть двояка. Одни полипы отделяются от материнской колонии, садятся на грунт и сами становятся основателями или основательницами новых колоний, для чего вначале проходят через фазу «ограниченного почкования» – почкуют от 4 до 6 новых полипуль, которые никуда не отделяются и остаются при юной матке или патке. Дальнейший рост колонии будет происходить за счет других полипов-малышей, произведенных на свет половым способом. Эти другие полипы могут остаться при материнской колонии, а могут уплыть в поисках новой, к которой прирастут, слившись с ней эпителием и соединив свою гастроваскулярную (желудочно-сосудистую) полость с общеколониальной. Таким новым домом для полипа-малыша может стать и юная колония, основанная его братиком или сестричкой.

Полипы-малыши прикрепились к колонии. Ай, молодцы! Фото: Chang et al., 2018.

Интересно отметить, что тубулярии относятся к подотряду Aplanulata (название указывает на отсутствие стадии свободноживущей личинки – планулы), представители которого в большинстве своем утратили колониальность и ведут одиночный образ жизни – как всем известные гидры, близкие родственники тубулярий. Предки E. larynx тоже не были колониальными, поскольку перестали почковаться на протяжении всей жизни. Сами же E. larynx заново вернулись к колониальной жизни – путем перехода к половому размножению. И это единственный известный случай такой реверсивной эволюции у представителей гидроидных стрекающих, пишут биологи из Канзасского университета (США) в научной статье, посвященной химерной колониальности данного вида.

Почкование у E. larynx происходит только на ранней фазе жизни полипов или в экстренных случаях, когда повреждаются ткани колонии, – например, если на колонию напали прожорливые голожаберные моллюски. В остальное время колония растет исключительно благодаря половому размножению. «Более ста лет люди смотрели на них и думали, что они почкуются, ведь именно это обычно делают гидрозои! – говорит биолог Полин Картрайт, одна из авторов исследования. – Мы принесли их в лабораторию, и я ни разу не видела, чтобы они почковались!»

Ученые захотели прояснить родственные отношения между полипами в колониях. Ожидалось, что особи одной колонии будут генетически идентичными или по крайней мере близкими, как братья и сестры или дети и родители. Такая близость действительно была обнаружена, однако помимо первичных клонов и близких родственников в колониях жили и неродственные полипчики! Причем жили и не тужили – питались через общую гастроваскулярную систему наравне с родными для колонии полипами. Большая счастливая семья, в которой есть как свои полипята, так и «приемные» ребята, рожденные в дальних колониях. Вот почему ученые называют колонии E. larynx химерными – в них сосуществуют особи из разных генетических линий.

Голожаберный моллюск Flabellina verrucos приполз пообедать полипами экстоплевры. Ну, ничего страшного, клонируем новых! Фото: Александр Семенов, Беломорская биологическая станция им. Н.А. Перцова.

Вы можете подумать, что колониальные гидроиды E. larynx – этакие добрячки, готовые приютить любую шелупонь и кормить ее безвозмездно из чистого альтруизма. Но тут важно понять, что колониальность сама по себе отличный способ успешно конкурировать за ресурсы в переполненных живностью мелководных сообществах. Растущая колония – это процветающая колония. И если росту и процветанию могут поспособствовать чужаки, то почему бы не принять их в семью? Лишь бы оглоедами не оказались. «Можно быть крохотулькой с одним ртом, а можно объединиться с множеством родственничков и несколькими чужачками – и стать большущим многоротым индивидом», – объясняет Картрайт. Тот редкий случай, когда лишние рты вовсе не лишние.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Evolution Letters (Chang et al., 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Редкий симбиоз: актинии на губках
Юные крабоиды катаются на морских хрюшках
Впервые найден живой моллюск-червь, обитающий в вони


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение