Смок вавельский хрумкал кости, словно вафельки

Во времена правления польского короля Крака (VI–VII вв.) в пещере у подножия Вавельского холма в Кракове жил дракон. Он с удовольствием питался крупной дичью, заглатывая жертв целиком, за что его называли живоглотом. Раз в неделю жителям Кракова надлежало приносить ему тушу коровы, в противном случае дракон пожирал людей. В конце концов король послал своих сыновей убить его: они набили в коровью шкуру серы – дракон съел ее и задохнулся. По другой версии, это был баран с серой – она вызвала у дракона жжение в горле, тогда он выпил пол-Вислы и лопнул.

Памятник вавельскому дракону в Кракове. Фото: Mikhail Markovskiy.

В 2007 году палеонтологи обнаружили его череп и кости в глиняном карьере у деревни Лисовице, что к северо-западу от Катовице, на юге Польши. Это не очень близко к Кракову – видать, прежде чем задохнуться или лопнуть, дракон совершил предсмертную пробежку на 130 км. После чего закопался в позднетриасовые отложения возрастом 210 млн лет, громко пукнул напоследок и издох. Как бы там ни было, польские специалисты посмотрели на череп и признали в нем хищного динозавра – возможного предка страшных тираннозавров.

В последующие годы, однако, были найдены новые фрагменты посткраниального скелета, причем кости были раскиданы на большой площади, как будто чудовище и впрямь лопнуло перед смертью. И эти кости поставили под сомнение динозавровую природу монстра. Да, некоторые их черты типичны для хищных динозавров – например, передний трохантер на бедрах, что бы это ни значило. Но другие черты сближают его скорее с базальными архозаврами – общими предками динозавров и крокодилов, – хоть и непонятно, к какой из их групп его следует отнести. В общем, был он каким-то архозавроморфом, уже созревшим до архозавра, но еще не определившимся, кем ему стать – динозавром, крокодилом или кем-то еще.

В 2011 году «дракон из Лисовице», как его прозвали палеонтологи во главе с Гжегожем Недведским, получил официальное имя – Smok wawelski, «дракон вавельский». В те времена, 210 млн лет назад, это был самый крупный архозавр на территории Европы. В длину он достигал 5–6 м, а размер черепа составлял 50–60 см. Смок вполне мог бы проглотить целиком если не корову, то человека – по крайней мере его цинодонтного предка уж наверняка. И совершенно точно он охотился на описанного недавно гигантского дицинодонта Lisowicia bojani размером со слона – его кости были найдены в той же деревне, и на некоторых их них обнаружены следы зубов смока.

Смоки вавельские напали на какого-то дицинодонта к вящему его неудовольствию. Иллюстрация: Jakub Kowalski.

Помимо костей известны и ископаемые какашки «вавельского» дракона – не был напрасным предсмертный тот пук. Научная группа пана Недведского, который теперь работает в Уппсальском университете (Швеция), просветила десяток крупных копролитов методом рентгеновской микротомографии и выяснила, что они кишат костными обломками: некоторые наполовину заполнены костяшками жертв! Последние представлены почти полным фаунистическим спектром позднетриасовой Польши, включая крупных амфибий темноспондилов и детенышей дицинодонтов. «Юные, взрослые, быстро- и медленнорастущие животные как наземных, так и водных таксонов – все являлись добычей дракона», – в ужасе пишут авторы исследования.

Получается, Smok wawelski вовсе не был живоглотом, а занимался активной остеофагией: в отличие от крокодилов и птиц, которые не сильно заморачиваются насчет жевания и просто глотают и переваривают добычу целиком вместе с костями, дракон старательно пережевывал своих жертв, кромсая кости, «что в некоторой степени напоминает гиену», отмечают ученые. Если же обломок кости вставал поперек желудка в силу своей чрезмерной крупности, чудовище отрыгивало его вместе с другими неперевариваемыми остатками, «что в некоторой степени напоминает сову». Ископаемые погадки (регургиталиты) смока, богатые костяшками, тоже были найдены.

Так жадно и рьяно хрумкал кости польский архозавр, что у него порой отламывались собственные зубы! Однако он как ни в чем не бывало проглатывал их вместе с пережеванным месивом – в копролитах они также встречаются. В целом Smok wawelski был непривередливым, если не сказать неразборчивым хищником. Дай ему бревно – он и его бы сожрал, будь в нем хоть немного мяса и костей. Кости, очевидно, были важны для рациона смока: костный мозг – ценный источник солей и жиров.

Виртуальная реконструкция просвеченных копролитов S. wawelski с серыми включениями костяшек жертв и бежевыми фрагментами зубов самого хищника. Иллюстрация: Martin Qvarnström.

Остеофагия в большей степени свойственна млекопитающим, а вот свидетельств такой практики у древних рептилий крайне мало. Из хищных динозавров только тираннозавры были способны раздробить кости своими зубищами – их крупная голова с могучими челюстями позволяла создавать колоссальное давление при укусе. Смок также отличался значительными пропорциями головы, так что неудивительно, что поначалу ученые приняли его за прапрадедушку ти-рекса (T. rex жил в Северной Америке в конце мелового периода, 66 млн лет назад, и был намного крупнее смока). Однако схожий план строения тела не говорит о родственных связях этих двух на самом деле неродственных животных, а является проявлением конвергентной эволюции: смок и ти-рекс были прекрасно адаптированы к одной и той же экологической роли – они были верховными хищниками-остеофагами своих эпох и местностей. Эта роль – жевательная, и попрошу ее ко мне не применять.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Scientific Reports (Qvarnström et al., 2019)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Летучий Озимек: в Польше найден родственник ногокрылого киргиза
Тираннозавры разворачивали ладошки наверх
Краткая экскурсия по музею древних какахонтасов


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение