Ветвистый многозадый червь, пронизывающий тело губки

У мифической лернейской гидры было множество голов и один-единственный несчастный анус. У реального многощетинкового червя Ramisyllis multicaudata, обитающего в прибрежных водах Австралии, наоборот: одна лишь голова и сотни анусов.

Чудище живет в губке, торча из ее пор своими многочисленными задними концами, в то время как головной ютится где-то глубоко у основания хозяина. Червяк буквально пронизывает собой губку, ветвясь внутри нее подобно корневой системе дерева, и каждый «корешок» заканчивается собственным анусом.

Передний фрагмент многощетинкового червя (полихеты) Ramisyllis multicaudata, извлеченного из губки-домика. Голова внизу слева, смотрит на тебя. Желтоватая структура – преджелудочек, часть пищеварительной системы.

Это не единственный вид ветвящихся червей – есть еще один, Syllis ramosa, из того же семейства Syllidae, все остальные представители которого вполне себе нормальные неветвистые червяки. Полихета Syllis ramosa была открыта внутри стеклянной губки, поднятой с 250-метровой глубины близ Филиппин во время экспедиции корвета «Челленджер» (1872–1876), и описана в 1879 году шотландским биологом Уильямом Макинтошем. В недоумении от того, как вообще подобное животное может существовать и функционировать, он со вздохом написал: «Похоже на то, что хвост и анус куда полезней головы…» – после чего наверняка зарекся думать головой и всю оставшуюся жизнь пропукал попой.

Червь Ramisyllis multicaudata был открыт близ Дарвина (Австралия) уже в нашем веке, в 2006 году, а научное описание получил в 2012-м. Он отлично чувствует себя внутри губки Petrosia, шевелится активно, иногда вылазит попками наружу и елозит ими по поверхности домика. Его разветвленное тело защищено губкой и прекрасно адаптировано к проживанию в губчатом телесном лабиринте. Жить самостоятельно и плавать в океане такая мочковатая структура не смогла бы. Вне губки тело червяка спустя часок-другой начинает разлагаться. Если часть губки быстро разрушается, он отзывает свои попки из соответствующих канальцев, но хозяина не покидает.

Губка Petrosia пронизана червем Ramisyllis multicaudata: его белые задки видны на поверхности. Сложно сказать, паразит он или пользу какую-то губке приносит. Быть может, своими шевелениями он улучшает водоток в канальцах или стимулирует ее рост. Или отпугивает хищников.
Небольшой фрагмент извлеченного червя Ramisyllis multicaudata в стереомикроскопе с кусочками губки.

Недавнее исследование анатомии червя показало, что его срединные и задние части необычайно эластичны и могут вытягиваться втрое, а то и вчетверо. Внутренние органы – кишечник, нервные тяжи, кровеносные сосуды, продольные мышцы – ветвятся вместе с телом. В местах ветвления имеются причудливые мышечные мостики из филаментов, проходящих между остальных органов, – эти уникальные структуры позволяют отследить исходную ось тела этого запутанного животного. «Мы смогли насчитать более пятисот веточек у одной особи, но думаем, что их запросто может быть и тысяча», – говорит Мария Тереза Агуадо, эволюционный биолог из Геттингенского университета (Германия), одна из авторов описания Ramisyllis multicaudata. Целая тысяча анусов, друзья!

При таком обилии анусов остается совершенно непонятным, чем эти черви питаются. В ветвистом кишечнике ни разу не было обнаружено никакой пищи. Но хотя местами кишка оказывается даже меньше по диаметру, чем широкий кровеносный сосуд, едва ли она просто занимает место внутри полихеты. «Мы не знаем, как это животное поддерживает свое могучее тело таким крошечным ртом, – разводит руками Агуадо. – Возможно, оно использует органику из воды, проникающей в канальцы благодаря завихрениям, создаваемым губкой». На кутикуле червя имеются микроскопические ворсинки, которые могли бы захватывать пищевые частички и переправлять их внутрь тела, в кишечник, но эта гипотеза требует экспериментального подтверждения.

Мышечный мостик в месте ветвления червя (слева) и репродуктивный столон с глазами-звездочками (справа).

Размножается Ramisyllis multicaudata, конечно же, попками. Отдельные веточки тела трансформируются в так называемые столоны – репродуктивные концы, которые наполняются яйцеклетками или сперматозоидами (эти черви раздельнополые) и отращивают головы с глазами и нервными узлами (аналог мозга). Да, голова вырастает на попе, вы не ослышались. Созревшие столоны отделяются от тела и уплывают на поиск столонов противоположного пола – этакие автономные глазастые гениталии, высматривающие друг друга в толще океана. При этом мужские гребут плавательными щетинками энергичнее и плывут быстрее женских, отмечают ученые, хотя в лаборатории женские столоны вообще предпочитали лежать недвижно на дне резервуара, безмолвно пырясь в пустоту.

Как эволюция породила это чудо-юдо? Возможно, ветвистость возникла вследствие нарушения вышеописанного процесса почкования, присущего полихетам в целом. Подробные ответы может дать анализ генов, активных в разных частях тела Ramisyllis multicaudata и стандартных тел представителей родственных видов (чем биологи в данный момент и занимаются). Не исключено, что таких чудес-юдес не два вида, а гораздо больше. Вот только их непросто отыскать, а еще сложнее извлечь в цельном виде из губки для изучения. Не так сложно, как отрастить глаза на попе, конечно, но тем не менее.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Journal of Morphology (Ponz-Segrelles et al., 2021)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент с активной ссылкой на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Полихета ползает по осьминогу в новом для науки симбиозе
О тайной жизни и подвижности стеклянных губок
Перевернутые медузы охотятся с помощью автономных стрекающих сущностей

Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение