Пятьдесят оттенков Дарвина

«Меня поразил прекрасный цвет моря, что проглядывало в щели соломенной шляпы», – писал Чарлз Дарвин в конце марта 1832 года, когда «Бигль» проплывал мимо архипелага Аброльос неподалеку от побережья Бразилии. Вода была «цвета индиго с добавлением лазурного», отметил Дарвин, а небо – «цвета берлинской лазури с толикой ультрамарина».

C днем рождения, шафранно-желтый Дарвин! Иллюстрация: Robert Fresson.

Вот уже три месяца 23-летний Чарлз плыл на «Бигле» – этому путешествию, которое продлилось в общей сложности почти пять лет, суждено было изменить как жизнь самого ученого, так и представления человечества об окружающем мире и его месте в нем. На корабле Дарвин выступал в роли натуралиста: он собирал камни, фоссилии, растения и животных – и периодически отправлял их в Кембридж. Образцы могли со временем утратить прижизненные цвета, рисунки – поблекнуть, а цветной фотографии в те времена еще не было, не говоря уже о цифровой. Для аккуратной документации природных цветов натуралисты того времени прибегали к классификаторам цветов, разработанным художниками или такими же натуралистами. Дарвин использовал «Цветовую номенклатуру Вернера», опубликованную в 1814 году шотландским художником-флористом Патриком Саймом.

Факсимиле, вышедшее на днях в издательстве Smithsonian Books, содержит 110 цветов с названиями, описаниями и примерами животных, растений и минералов, несущих на себе тот или иной оттенок. Немецкий геолог Абраам Готлоб Вернер в конце XVIII века разработал номенклатуру применительно к минералам, а впечатленный его работой Сайм (подобного инструментария прежде не существовало!) адаптировал ее для зоологов, ботаников, анатомов, химиков и художников. Там встречаются такие лирические названия, как спаржево-зеленый, шафранно-желтый, артериально-кровавый, бархатно-черный и обезжиренно-молочный. Берлинская лазурь, которую Дарвин видел в небе над Атлантикой, с точки зрения Вернера, прекрасно отражала цвет голубого сапфира, а Сайм узнавал ее в цветках печеночницы и крыльях сойки.

Дарвин утверждал, что всегда именовал наблюдаемые цвета «с книгой в руке». По мнению ученого, только так цвета незнакомого мира можно было точно воспроизвести на родине по возвращении. И действительно, термины Вернера и Сайма то и дело попадаются в его дневниках и заметках, которые он писал на «Бигле». Например, каракатица у него окрашена в «гиацинтово-красный и каштаново-коричневый», голожаберный моллюск – «примулово-желтый», а один из кораллов – «светлого оттенка пурпурной аврикулы». Когда его «Путешествие вокруг света на корабле “Бигль”» было в 1839 году опубликовано, один рецензент назвал Дарвина «первоклассным живописцем-пейзажистом от пера».


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The New Yorker
Полистать «Цветовую номенклатуру Вернера»: Brain Pickings

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если хотите поделиться информацией с вашими друзьями и подписчиками, обязательно ставьте активную ссылку на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
По стопам Дарвина: биологи лакомятся организмами
Был ли Чарлз Дарвин безнадежным тупицей?
Как Дарвин отнял младенца у матери и съел его


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение