Паразитический червь манипулирует рыбами, не утруждаясь даже заражать их

Вот вы весь из себя такой паразит, прокрадываетесь с хитрющим видом в тело хозяина, устраиваете в его организме всякие пакости, а в качестве квинтэссенции вашего злодейства принимаетесь манипулировать его поведением, поглядывая на окружающих, мол, вон какой я ловкий кукловод (хотя глаз у вас, скорее всего, нет, паразит же). Не хотим вас обидеть, но так умеет любой дурак. Позвольте вам представить настоящего кудесника манипуляционного паразитизма: ленточный червь Schistocephalus solidus. Этот гельминт способен управлять поведением рыбок… даже не заражая их.

Трехиглая колюшка (Gasterosteus aculeatus) офигевает, узнав, сколько глистов Schistocephalus solidus ей пришлось вынашивать в своем крохотном брюшке. Фото: Simon Haarder.

Как и у других лентецов, у солидного щелеголова непростой жизненный цикл. Он размножается в кишках рыбоядных птиц, пользуясь всеми прелестями природного гермафродитизма, когда можно спариваться с любой особью своего вида, даже с собственным братом, а на худой конец и с самим собой. Отложенные яйца выходят в свет в птичьем помете, из них вылупляются личинки, которые служат пищей малюсеньким ракообразным копеподам. Рачков в свою очередь едят рыбки трехиглые колюшки – внутри них щелеголовы вырастают в упитанных белобрысых червяков, похожих на побледневших пиявок. Эти зрелые бестии готовы заражать новых птиц.

Манипуляции начинаются с момента поселения в рыбьих кишках. Чем крупнее гельминт, тем больше яиц он способен отложить, поэтому за пару месяцев, отведенных на развитие в колюшке, ему выгодно вырасти как можно более увесистым. На скорость роста влияет температура воды: чем теплее, тем быстрее щелеголов набирает вес. Зараженной колюшке это вряд ли понравилось бы – итоговые глисты могут составлять половину ее веса, она распухает, становится вялой и некрасивой. Будь ее воля, она бы плавала в прохладной водице, сдерживая рост своих непрошенных гостей. Но она плывет туда, где теплее. Ученые полагают, что это результат манипуляции со стороны гельминтов, хотя ее механизм пока неизвестен.

Кроме того, под влиянием паразитов колюшки становятся смелее. Они чаще отбиваются от стаи и не особо стремятся уплывать от хищников – тех самых птиц, внутрь которых необходимо попасть червям для завершения жизненного цикла. Биологи из Вестфальского университета имени Вильгельма в Мюнстере (Германия) подтвердили это в эксперименте, приманивая колюшек кормом к поверхности воды в аквариуме и вероломно атакуя их механическим аналогом птицы – клювом на палочке, собранным из лего. Здоровые рыбы после таких атак сразу улепетывали всей стайкой на дно аквариума и прятались среди растений. Инфицированные же продолжали вяло плавать у поверхности, в зоне опасности. «Этим ребяткам все равно, – говорит Йорн Шарзак, руководитель исследования. – Если пугать их, они почти не реагируют».

Все идет по плану лентеца: зимородок поймал зомбированную колюшку. Фото: Nigel Dell.

Но самое интересное происходило, когда в качестве фактора подключался стайный инстинкт. Как и многие стайные животные, колюшки крайне чувствительны к поведению своих соседей по косяку. Незначительные решения, принимаемые рядовым членом, могут привести к изменению коллективного движения всей стаи. И если такой член заражен контролирующим разум паразитом, то, считай, вся группа находится под его влиянием!

Группа Шарзака продемонстрировала это в эксперименте со смешанной стаей, состоящей из зараженных и здоровых колюшек. Если число больных превышало число здоровых, последние покорно следовали за первыми и, вместо того чтобы плыть на дно, оставались в опасной зоне, где устраивал террор зловещий лего-клюв. Такой непрямой контроль животных паразитом никогда раньше не был описан в научной литературе.

Червям-щелеголовам эта коллективная манипуляция может быть выгодна: если у поверхности воды легкомысленно плавает крупная стая колюшек, птицы с большей вероятностью ее заметят и с удовольствием поклюют – авось и зараженных рыб склюют. С точки зрения колюшек, конформная стайность необязательно является ошибочным выбором, ведь, растворяясь в толпе, особи обычно находятся в пущей безопасности. Но это справедливо в большей мере для умственно здоровой стаи. Когда же коллективный рыбий разум поражен коварным паразитом, безопасность становится мнимой и в выигрыше оказывается один лишь он, упитанный и белобрысый червь.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic
Научная статья: Proceedings of the Royal Society B (Demandt et al., 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Глисты велят жабам испражняться обильно и влажно
Бар одиноких сердец для копепод
Зловонно-красный дом-мертвец


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение