Не уберегли паразита! Вместе с крысой вымерла блоха

Когда в 1886 году европейцы впервые высадились на вулканическом островке в Индийском океане, позднее названном в честь Рождества, они повстречали множество уникальных и интересных видов, которые в течение тысяч лет эволюционировали в изоляции. Особым изобилием отличались крысы, получившие имя в честь капитана судна Джона Маклеара, – Rattus macleari, тушканчиковые мыши Маклеара. Эти полудревесные грызуны, в длину с хвостом достигавшие полуметра, были доминирующими млекопитающими на острове и в связи с этим расслабились настолько, что не проявляли ни малейшего беспокойства по поводу прибывших первопоселенцев от людей.

Крыса с острова Рождества была описана в 1887 году как тушканчиковая мышь, хотя она крыса.

«Эти животные, как и большинство на острове, почти полностью лишены страха, – писал в 1900 году британский палеонтолог Чарльз Уильям Эндрюс в монографии, посвященной острову Рождества. – Досаждают они чрезмерно, проникая в палатки, бегая по спящим и все опрокидывая в поисках пищи. А едят они, кажись, все что угодно и сгрызают ботинки и шкуры, по неосторожности оставленные на их милость». Крысы буквально кишели на острове, в случае опасности «разбегаясь во всех направлениях», и «весь лес был наполнен их особым сварливым писком и шумом беспрестанной грызни», отмечал ученый.

Едва ли те храбрые грызуны ожидали, что в 1899 году с очередного судна на их остров переберутся инвазивные черные крысы, Rattus rattus, а с ними и зловещие одноклеточные трипаносомы, из-за которых к 1903-му крысы Маклеара попросту вымрут в массовой эпидемии. Та же участь постигла и бульдоговых крыс, Rattus nativitatis, еще одних хвостатых эндемиков острова Рождества. И как стало известно сейчас, 115 лет спустя, судьбу крыс Маклеара тогда разделили и их непосредственные паразиты – блохи Xenopsylla nesiotes.

«Паразиты, особенно видоспецифичные, возможно, самая угрожаемая группа организмов на Земле», – считает паразитолог Макензи Квак из Национального университета Сингапура, автор исследования о редких блохах Австралии, к которой сейчас относится остров Рождества. Биолог просчитал риски исчезновения этих видоспецифичных кровососов и пришел к выводу, что семь видов находятся под угрозой вымирания и два из них уже на грани исчезновения. Ну а блоха острова Рождества уже давно вымерла – открытие печальное, но неудивительное, отмечает Квак. Это первое вымирание видоспецифичной блохи, зафиксированное в научной литературе, добавляет он.

Австралийская блоха Stephanocircus domrowi вместе со своей коллегой Wurunjerria warnekei находятся на грани исчезновения. Оба паразита селятся в шерсти столь же редких беличьих кускусов. Фото: Mackenzie Kwak.

Судьба специализированных паразитов, обитающих на животных определенного вида, самым тесным образом сопряжена с судьбой хозяев, и это делает их даже более чувствительными к вымираниям, чем самих хозяев. Например, если некий вид зверушек существует в четырех популяциях, две из которых блохастые, а две других – нет, то при вымирании популяций с блохами данный вид в целом выживет, а вот блохи – нет. Квак назвал это явление эффектом криптических потерь (cryptic loss effect).

Вымирание одного вида хозяев скажется на судьбе многих связанных с ним видов организмов: не станет птички – исчезнут и все ее видоспецифичные паразиты, объясняет Квак. Тушканчиковые мыши Маклеара – как раз из этой серии, хоть они и не птички (и даже не мыши). Вместе с ними вымерли не только блохи X. nesiotes, но и клещи Ixodes nitens, которых находили только на тушках этих крыс. Эффект криптических потерь означает, что многие виды паразитов находятся под угрозой вымирания, даже если это не очевидно ни экологам, ни хозяевам, ни самим паразитам.

«На каждый угрожаемый вид позвоночных животных из красных списков Международного союза охраны природы приходится ряд не менее угрожаемых паразитов с непризнанным охранным статусом, которых ожидает немедленное исчезновение, как только хозяева вымрут», – говорит Квак. Чтобы предотвратить такой исход, ученый призывает изменить подход к охране биоразнообразия, придать ему целостности и последовательности – иными словами, начать рассматривать паразитов в качестве таких же важных объектов природоохранных усилий, как и их харизматичных хозяев. Необходима смена парадигмы, считает Квак.

Клещ Amblyomma sphenodonti – характерный пример эффекта криптических потерь. Он питается исключительно на гаттериях в Новой Зеландии, при этом встречается лишь в 8 из 28 популяциях этих рептилий, и генетическое разнообразие паразитов крайне низкое. Вероятность их вымирания намного выше, чем у их реликтовых хозяев. Фото: Rod Morris.

«В настоящее время консервационисты озабочены лишь истреблением паразитов в дикой природе, несмотря на то что видоспецифичные паразиты обычно не оказывают неблагоприятного воздействия на хозяйские виды», – сокрушается биолог, припоминая умышленное уничтожение инсектицидами пухоеда Colpocephalum californici, скромно паразитировавшего на очень редких калифорнийских кондорах. По его мнению, такой близорукий подход совершенно не принимает во внимание экологическую ценность паразитов. При всей негативной коннотации, свойственной слову «паразит», большинство паразитов не убивают хозяев и, более того, закаляют их иммунную систему, а также играют важные роли в пищевых цепях и круговоротах питательных веществ.

Паразиты размножаются и эволюционируют быстрее хозяев, численность особей значительно превышает хозяйскую, и генетическое разнообразие у них выше, поэтому они могут поведать о своих хозяевах больше, чем сами хозяева, которые зачастую слишком редки или ранимы, чтобы их скрупулезно изучать. Так, исследование митохондриальной ДНК пухоедов, живущих на галапагосских канюках, позволило выявить родственные отношения между некоторыми популяциями этих птиц и время заселения ими разных островов. Схожим образом китовые вши – бокоплавы Cyamusрассказали об эволюции южных китов, а находка паразита C. boopis на коже детеныша южного гладкого кита намекнула на межвидовые контакты его популяции с горбатыми китами (данный вид китовых вшей обычно обитает именно на горбачах).

Многие паразиты животных могут иметь прикладное значение для человека – аспект, который ученые лишь начинают раскрывать. «В нашей извечной гонке за новыми терапевтическими средствами мы все чаще обращаемся к природе, – говорит Макензи Квак. – В паразитах содержится несметное количество соединений, которые могут перевернуть медицину. Например, некоторые ленточные черви накапливают в себе тяжелые металлы, и однажды, возможно, их станут использовать при лечении отравлений тяжелыми металлами. У блох есть мощные антикоагулянты для контроля свертывания крови, а некоторые оводы производят анестетики, заглушающие боль. Если мы дадим им исчезнуть, весь их арсенал потенциальных терапевтических средств будет утрачен навеки».

Кровохлебка Haematopinus oliveri занесена в Красную книгу. А твоя вошь – нет. Иллюстрация: Zoological Survey of India.

Конечно, крысиной блохе с острова Рождества уже ничем не помочь – храни ее Господь на небесах. Но, быть может, запоздалая констатация ее вымирания заставит людей пересмотреть свое отношение к редким паразитам. Сегодня единственным видом паразитов с официальным охранным статусом «на грани исчезновения» является вошь-кровохлебка Haematopinus oliveri, живущая на таких же редких карликовых свиньях в Южной Азии. Но кто знает, сколько других редкостных тварей незаметно вымирают прямо сейчас, моля нас о защите и опеке.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Revelator
Научная статья: Journal of Insect Conservation (Kwak, 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Свиноконский кенгукрыс и его зубастый предок
Чем больше пенис, тем скорее вымирание
Комаров впервые застали за сосанием крови червей


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение