Насколько вероятно «хайли-лайкли»?

Люди – существа неуверенные. Поэтому речь их обычно насыщена словами со всевозможными оттенками вероятности, с помощью которых они интерпретируют прошлое, оценивают настоящее и прогнозируют будущее. «Наверное, будет цунами». «Скорей всего, ей уже есть 16». «Не факт, что мы убрали всех свидетелей». Все мы наверняка произносили эти фразы. И вкладывали в эти слова свои субъективные ощущения вероятности. Что «очень даже возможно» для одних – воспринимается как «маловероятно» для других. Результат – недопонимания, конфликты, войны.

Скорей всего, ему уже есть 15… Слэм-данк!!!

В марте 1951 года ЦРУ опубликовало документ, в котором указывалось, что существует «серьезная возможность» (serious possibility) нападения СССР на Югославию в течение года. Историк Шерман Кент из Йельского университета (США), которого пригласили в Вашингтон возглавить новый отдел ЦРУ, Офис национальных оценок (Office of National Estimates), был озадачен данной формулировкой. Его интерпретация «серьезной возможности» соответствовала примерно 65 % вероятности нападения. Однако когда он опросил самих цэрэушников, то услышал цифры от 20 до 80 %. И как на основании таких расплывчатых оценок принимать ответственные политические решения?

Сегодня люди по-прежнему используют мутные слова для оценки вероятностей, в том числе в бизнесе, экономике и политике. Что неудивительно, ведь это оставляет нам пространство для маневра и не дает ударить в грязь лицом, в случае если оценка оказалась по сути ошибочной. Если прогноз сбывается, то мы торжествуем: «А я ведь говорил, что это, вероятно, произойдет». Если же нет, то мы умываем руки: «Я ведь говорил, что это, вероятно, произойдет». Тот, кто является получателем информации, тоже волен трактовать эти оценки на свой лад, в соответствии со своими личными представлениями о жизни.

В свое время Кент попробовал установить взаимосвязь между вероятностной лексикой и четкими оценками вероятности, выраженными в процентах. Двадцати трем офицерам НАТО он предложил фразы якобы из докладов разведки, содержавшие некие тезисы в сопровождении оценочных слов или словосочетаний, и попросил отметить на процентной шкале вероятность истинности тезисов в их понимании. По некоторым словосочетаниям, как оказалось, у офицеров имеется консенсус – например, «почти без шансов» (almost no chance), «очень маловероятно» (highly unlikely), «шансы выше, чем 50/50» (better than even), – но большинство остальных продемонстрировали довольно широкий спектр вероятностных интерпретаций. Схожие результаты были получены и в других исследованиях.

Недавно американские аналитики Майкл и Эндрю Мобуссены организовали новое исследование, в котором опрашиваются не только разведчики и военные, а все желающие с доступом в интернет. Расширенная выборка, помимо всего прочего, позволяет специалистам выявить различия в восприятии оценочно-вероятностной лексики между мужчинами и женщинами, а также между носителями английского языка и теми, для кого он не является родным. Предварительные результаты опроса примерно 1700 человек выглядят так:

Разброд интерпретаций оценок вероятностей сразу бросается в ваши круглые глаза. Некоторые слова понимаются вполне недвусмысленно: например, «всегда» (always) для большинства респондентов означает «в 100% случаев», хотя и тут нашлись умники, которые, видимо, учитывают некие форс-мажорные обстоятельства, способные лишить понятие «всегда» его абсолютной чистоты. Большинство других слов и словосочетаний понимаются не столь однозначно: к примеру, «реальная возможность» (real possibility) варьирует в пределах от 20 до 80 %.

Любопытно, что мужчины и женщины немножко по-разному интерпретируют некоторые слова и словосочетания с разными оттенками «возможности» (к слову, они оказались наименее однозначными в целом, судя по графикам выше). Женщины, как правило, завышают шансы, выраженные с их помощью, по сравнению с мужчинами (см. график ниже). Этот результат перекликается с анализом, проведенным специалистами сайта вопросов и ответов Quora, согласно которому женщины чаще используют слова и фразы с оттенками неуверенности, даже если уверены в той же степени, что и мужчины.

Каких-либо значимых отличий в восприятии вероятностных слов респондентами разных возрастов Мобуссены не выявили. Носители английского языка и те, для кого он не родной, также не продемонстрировали особых различий, за исключением лишь одного понятия – «слэм-данк» (slam dunk): носители присвоили ему в среднем 93 % вероятности, в то время как неносители оценили его в 81 %. Слэм-данк – это такой бросок в баскетболе, при котором игрок в прыжке забрасывает мяч в корзину сверху вниз. Чаще всего он оказывается результативным, так что считается весьма надежным.

Авторы анализа советуют избегать культурно-обусловленных терминов и, в частности, спортивных метафор, если доносимая информация требует от человека четкости понимания, а если она жизненно важная, то и вовсе призывают вместо слов использовать цифры.

Что же касается выражения «хайли-лайкли» (highly likely), то есть «весьма вероятно», которым британские политики с упорством, достойным лучшего применения, характеризуют токсичные злодеяния России на территории их государства, то Мобуссены его, увы, не включили в свой анализ, поэтому значение его остается туманным, как Альбион. Впрочем, его можно обнаружить в анализе Шермана Кента: как видно из того графика, распределение ответов офицеров НАТО для этого словосочетания очень похоже на график вероятности для слова «вероятно» (likely) в анализе Мобуссенов. Можно сделать интересные выводы о том, что военные более сдержаны в оценках вероятности по сравнению с гражданскими людьми, или о том, что за минувшие десятилетия самой сдержанности поубавилось, – но, пожалуй, оставим это дело специалистам.

От себя же добавим, что в анализе Майкла и Эндрю Мобуссенов есть слова, которые переводятся на русский язык одинаково: «часто» (frequently, often) и «вероятно» (probably, likely). Несложно заметить, что графики вероятностей у английских синонимов практически идентичны, так что непонятно, зачем эти синонимы в принципе нужны. Предлагаем англичанам выбрать по одному слову из каждой пары – например, often и probably, – а два других, включая likely, удалить из языка и забыть. Весьма вероятно, это снимет не только недопонимания между людьми, но и напряженность между государствами.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: Harvard Business Review

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Наука-горемыка, на которую никто не ссылается
Как переоценивают и преуменьшают сексуальные намерения
Иллюзия кастрюли и крышки


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение