Бородач, который видит цветные ауры, будучи при этом дальтоником

«Не хочу, чтобы кто-то подумал, что я вижу ауры в традиционном понимании этого слова, как будто я гадалка какая или хиромант, – говорит Рубен, бородатый испанский журналист лет за тридцать. – На самом деле я ощущаю цвета, когда вижу людей. У каждого свой отличительный цвет, который меняется со временем в зависимости от того, насколько я знаю человека, или от его характерных свойств, таких как имя, голос, одежда и эмоции, которые я к нему испытываю. Это не галлюцинация, не что-то визуальное впереди, тем не менее я знаю, что оно там, и не могу это не видеть».

У Рубена нет паранормальных способностей. У него один из самых редких вариантов синестезии – переплетения чувств, выражающегося в смешанном восприятии действительности. Одни синестеты видят буквы и цифры в определенных красках, другие слышат звуки при наблюдении визуальных образов, третьи могут ощущать их вкус. Существует много видов синестезии, и новые редкие разновидности описываются из года в год. Некоторые синестеты, понимающие язык жестов, видят в цвете не только буквы, но и соответствующие им жесты, цвета при этом совпадают. Кто-то видит слова, вылетающие изо рта собеседника. А иные испытывают интенсивные цветовые ощущения во время оргазма.

Рубен ощущает цвета, когда видит или слышит буквы и цифры, имена и музыку, формы и высоты, размышляет об определенных идеях или испытывает сильные эмоции. Такой эмоционально-цветовой синестезией и обусловлена его способность воспринимать «ауры» окружающих его людей. «К примеру, если мне кто-то нравится с сексуальной точки зрения, то этот человек – красный, – делится Рубен. – И не только людей это касается, но также музыки, картин, зданий. Предметы, которые мне нравятся, всегда вызывают во мне некое красное ощущение».

Грязные или больные на вид люди обычно имеют зеленую «ауру», а оптимистичные и счастливые – фиолетовую. «Если мне кто-то не нравится, цвет будет желтый. Этот цвет ассоциируется у меня с кислотными привкусами. И это также цвет людей с плохими манерами, грубиянами или упрямцами. Если человек себя ведет подобным образом, он становится желтым».

Рубен не всегда может найти объяснение, почему определенные цвета ассоциируются с конкретными людьми. Один из его младших братьев – бледно-оранжевый, другой – серый, а его мать – серо-голубая, и он не знает почему. Отец – коричневый. Этот цвет обычно ассоциируется у него с пожилыми или неинтересными людьми, однако отец не подходит под эти определения. «В случае родных цвет никак не связан с эмоциями, – полагает Рубен. – Скорее дело в их идентичности и звучании их голоса».

Иногда люди меняют окрас «ауры». «Один мой друг, когда я с ним познакомился, казался мне ярко-красным. Но у него был такой изумительный голос и такие голубые, почти зеленые глаза – и краски его голоса и глаз были такими особенными, что они смешались и получился… бледно-серый. Ни у кого другого не было такого цвета».

Цвет «ауры» – это производная от эмоции, которую человек вызывает. Однако цвет одежды может повлиять на эмоциональное отношение. «Я могу увидеть кого-то в ярко-красных брюках и, поскольку ассоциирую красный с любовью или привлекательностью, могу очароваться этим человеком. Если же он одет во что-то очень желтое или я вижу его зеленым из-за того, как звучит его голос, то может возникнуть соблазн думать о нем менее позитивно. Да, это глупо и иррационально, но это просачивается в мозг, и не замечать этого я не могу. При этом я прекрасно понимаю, что все это нереально».

Себя Рубен видит красным. «Знаю, звучит, словно я себя очень люблю и все такое, – смущается он. – Но я думаю, это потому, что я себе нравлюсь, доволен собой и принимаю себя таким, какой есть».

Рубену был 21 год, когда он впервые осознал, что его мозг работает не так, как у большинства других людей. Он общался с подругой, изучавшей психологию в Гранаде, и она рассказала, что участвует в исследовании синестезии. Рубен ни разу не слышал это слово, и она объяснила ему, что это значит. Послушав ее, он удивился: неужели это стоит изучать, это же абсолютно нормальное состояние! Подруга удивилась в ответ: может быть, Рубен – синестет? «И вдруг она внезапно побледнела, – вспоминает Рубен. – Она вспомнила, что у меня цветовая слепота».

У Рубена распространенная форма дальтонизма: ему сложно различать цвета с оттенками красного и зеленого. «Я могу отличить салатовый от алого, но пурпурный и некоторые оттенки синего и оранжевого путаются», – говорит он. Немного комплексуя по этому поводу, Рубен никогда не позволял себе много размышлять о цветах людей, букв и зданий. «Ну, знаете, в детском садике хочется нарисовать человека, и тогда я прошу розовый карандаш, а мне дают голубой и смотрят, как я раскрашиваю им лицо на рисунке. Им было смешно, но мне это не нравилось. Тебе всего три годика, твоя единственная задача – выучить цвета, и ты не можешь этого сделать. Не очень приятно, не так ли?»

Однажды Рубен нарисовал лошадь. Это была славная лошадь, но воспитательница сильно удивилась. Почему лошадь зеленая, спросила она. Потому что так лучше, смутился Рубен. Воспитательница не знала, что он дальтоник, и ей на ум пришли синие кони на красных холмах Франца Марка. Художник использовал цвета для выражения эмоционального смысла. Воспитательница подумала, что в мальчике есть зачатки художественной гениальности. «Э-э… нет, отнюдь!» – заявила мать Рубена, когда ее пригласили в садик, чтобы поговорить о будущем сына.

И все же нечто особенное в нем было. Подруга устроила Рубену встречу в Гранадском университете со своим руководителем, когнитивным психологом Эмилио Гомесом Миланом. «Он был весь на эмоциях, когда мы впервые увиделись, – вспоминает Рубен. – Не думаю, что кто-то предполагал, что могут существовать синестеты-дальтоники».

Парня подвергли тестированию, чтобы убедиться, что он говорит правду. Рубена попросили просмотреть сотню-другую изображений и указать на палитре цвет, в который окрашивалось для него то или иное лицо, животное, буква или цифра на картинке. Запомнить их все было нереально, но месяц спустя, когда его попросили повторить задание, ответы совпали с прежними почти на 100%.

Удовлетворившись результатом, Милан предложил Рубену разработанный специально для него вариант теста Струпа. В оригинальной версии этого теста участника просят назвать цвет, в который окрашено слово, но не само слово, которое тоже означает цвет. Например, если слово «красный» напечатано синими чернилами, то нужно назвать «синий». Задача оказывается проще, если слово и цвет совпадают. Если же нет, то мозг спотыкается и на формулировку верного ответа требуется чуть больше времени. В версии, предложенной Рубену, он должен был ответить, четное перед ним число или нечетное, при этом цвета чисел совпадали или не совпадали с цветами его «аур» для этих чисел. Так вот в случае совпадений он давал ответы быстрее на некоторые доли секунды – симулировать последовательно такое невозможно.

В другом эксперименте выяснилось, что у Рубена несколько повышался пульс, когда он смотрел на изображения, чья «аура» не совпадала с предложенным цветом. Например, при взгляде на привлекательного человека в зеленой футболке красная «аура» симпатии вступала в противоречие с неприятной эмоцией, порождаемой зеленым цветом одежды. Такое изображение, по словам Рубена, было «эмоционально противоречивым». У людей без эмоционально-цветовой синестезии при прохождении этого теста пульс не колеблется. «Напрашивается резонный вывод, что телесные реакции Рубена – это уникальный результат его цветового опыта», – подытожил Милан.

Хотя Рубен и не может отличить разные оттенки зеленого в реальном мире, оттенки зеленых «аур» он распознает прекрасно. «У меня в голове только один вариант красного – это красный, который я вижу в реальной жизни, – говорит он. – Но зеленых цветов у меня несколько, не один». Получается, что его мозг может видеть цвета, недоступные глазам. Кроме того, цвета «ауры» могут иметь текстуру, прозрачность и блеск, отсутствующие в реальном мире.

Известен еще лишь один человек с похожей комбинацией синестезии и дальтонизма – Спайк Джан, студент известного невролога Вилейанура Рамачандрана из Калифорнийского университета в Сан-Диего (США). Спайк с трудом различает оттенки красного, зеленого, коричневого и оранжевого. Однако числа в его голове подсвечиваются цветами, которые он никогда не видит в реальном мире. «Марсианские цвета» – так он их называет.

В колбочках сетчаток у Спайка не хватает пигмента, поэтому некоторые цвета реального мира его глазам недоступны, но участок мозга, в котором обрабатывается цветовая информация, работает нормально, объясняет Рамачандран. Когда Спайк смотрит на число, информация о форме цифр обрабатывается правильно, но из-за пересечения с нервным контуром для обработки цвета одновременно активируется цветовая зона зрительной коры, что приводит к ощущению цвета, которым реальные цифры не обладают. Что-то подобное, вероятно, происходит и в голове Рубена, только у него еще задействованы участки мозга, обрабатывающие эмоции.

«Марсианские цвета» Спайка и Рубена наталкивают нас на одну интересную мысль: то, что мы называем «красным», определяется не только световыми волнами или работой фоторецепторов в глазах, но, возможно, является неким врожденным концептом, который проявляется при активации определенного участка мозга. А значит, красный цвет можно увидеть не только с помощью зрительной стимуляции, но и опосредованно – через формы, звуки и эмоции. Возможно, в будущем мы сможем стимулировать этот участок отдельно от зрения, говорит Рамачандран, и тогда нам могут открыться новые необычные ощущения – чувство красноты, звуки или вкус красноватости, цвет настроения красный. Краснота спасет мир. Может быть, тогда мы и поймем наконец по-настоящему и в полной мере весь смысл слова «красный».


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: Unthinkable by Helen Thomson

Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Просьба не копировать его в соцсети и на сторонние ресурсы целиком. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Моя внезапная синестезия
Календарная синестезия: обруч и галочка
Чудо-женщина, которая все время теряется


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение