Без истерики! И без вибратора…

В Викторианскую эпоху доктора лечили дам от истерии, массируя им клитор и доводя до оргазма с помощью новой технологии – вибратора. Быстро, эффективно, и пальцы с запястьем врача не утомлялись, как прежде. Эту историю мы знаем из популярных книжек и глянцевых журналов, академических статей и школьных учебников, обласканной критиками пьесы и дерзкого ромкома об изобретательных британских медиках. Однако все это не более чем современный миф, проистекающий из бестселлера 1999 года «Технология оргазма» специалистки по истории технологий Рейчел Мейнс.

Вибратор был придуман не для оргазма, дамочка. Здесь и далее – скриншоты из фильма «Без истерики!» (2011), снятого по мотивам обсуждаемой книги Рейчел Мейнс.

Нет никаких свидетельств того, что оргазм или массаж гениталий использовался викторианскими врачами как средство для лечения истерии, и вибраторы этим целям отнюдь не служили, утверждают историки Холли Либерман и Эрик Шацберг из Технологического института Джорджии (США) в своей недавней разоблачительной статье. «Мейнс не предоставляет ни единого источника, где откровенно описывается использование вибратора для массажа клиторальной зоны, – пишут они. – И ни один из ее англоязычных источников даже не упоминает вызванные массажем «пароксизмы» или что-нибудь еще, что отдаленно напоминало бы оргазм».

Если верить Мейнс, врачи со времен Гиппократа массируют женщинам клитор в лечебных целях. «В западной медицинской традиции генитальный массаж с целью оргазма, осуществляемый врачом или повитухой, был стандартным методом лечения истерии», – отмечается на первых страницах ее книги. С появлением в конце XIX века электромеханического вибратора врачи получили возможность доводить женщин до оргазма за считаные минуты, а не за час, как при мануальном массаже, а значит, могли принимать за день больше пациентов и больше зарабатывать. Подобное лечение не рассматривалось в сексуальном контексте, поскольку вагинального проникновения не происходило, к тому же считалось, что «только эрегированный пенис мог предоставить сексуальное удовлетворение здоровой, нормальной взрослой женщине». Посему оргазмы в результате массажа клитора не воспринимались как оргазмы – скорее как «истерические пароксизмы», симптоматически схожие со спонтанными конвульсиями у истеричек.

Совсем к иным выводам пришли Либерман и Шацберг, обратившись к источникам, указанным в книге Мейнс. Ни малейшего намека на клиторальный массаж там не обнаружилось, не говоря уже о том, чтобы называть его обычной практикой в то время. Ни о каких пароксизмах или оргазмах речи там также не идет, ни единого упоминания вибраторов всуе нет. В тех источниках, где вибраторы обсуждаются, об истерии ни слова, и наоборот, в источниках по истерии ни слова о вибраторах. Электрические токи описываются применительно к лечению разных других патологических состояний, таких так дисменорея (боли в животе в дни менструации), выпадение матки, запор и геморрой, но никак не истерии. Вибраторы в действительности использовались для проникновения – но строго в гинекологических целях. Конечно, врачи могли иногда удовлетворять ими сексуальные нужды пациенток, но такое «лечение», как и мануальный массаж женских гениталий, никогда не было медицинским стандартом и уж точно не считалось «несексуальным».

В своей книге Мейнс утверждает, что руки и, в частности, запястья врачей сильно уставали от такого мастурбационного массажа, потому они и стали использовать вибраторы для механизации процесса. В одном месте она цитирует викторианского доктора Сэмюэля Спенсера Уоллиана, сторонника терапии с применением вибратора, который уверял, что без вибратора врачи за целый час добивались куда менее ощутимых результатов, нежели с вибратором за 5–10 минут. Однако Уоллиан описывал не генитальный массаж, а массаж в целом, применяемый для лечения «трофических центров», таких как «кишки, почки, легкие и кожа», отмечают Либерман и Шацберг.

Изобретение электромеханического вибратора приписывают британскому врачу Джозефу Мортимеру Грэнвиллу (справа), правда, это произошло в 1880-х, когда ему было уже лет 50. Он использовал его для снятия мышечных болей у мужчин и никогда не лечил им женщин от истерии.

Холли Либерман начала разбор книги Мейнс в 2010 году, когда готовила диссертацию по истории сексуальных игрушек. Ее научный консультант обмолвился тогда, что находит полезным проверять источники в научных работах для полного понимания сути предмета. Либерман так и сделала с «Технологией оргазма» – и обнаружила кучу неувязок и откровенных ошибок. Тогда она обратилась к профессору Шацбергу за сторонним мнением, и вместе они принялись разбирать книгу по цитатам.

Вот только опубликовать критику оказалось не так просто. Статью Либерман о сексуальных игрушках приняли к публикации только после того, как она убрала из нее все критические комментарии к книге Мейнс. Относительно совместной с Шацбергом статьи редакторы научных журналов советовали не зацикливаться на одной только этой книге и вообще быть снисходительнее к Мейнс, трактовать ее тезисы не как ошибочные факты, а как устаревшие исторические интерпретации.

«Некоторые говорили: ой, вы нападаете на Мейнс! Но моя жизнь была бы заметно проще, если бы ее работа была аккуратной и достоверной, – делится Либерман. – Я не хотела ни критиковать ее, ни нападать на нее, я ничего против нее не имею. Я всего лишь хочу опираться на чей-то фундаментальный труд, и если этот труд некорректен, то это создает проблемы для исследователей, изучающих историю сексуальности». «Да уж, это и впрямь беда, когда ты аспирантка, готовящая диссертацию, и не можешь найти подтверждений тому, что считается общепринятым в твоей области», – поддерживает молодую коллегу Шацберг.

Впрочем, в «Технологии оргазма» историки и прежде находили оплошки. Специалист по античности Хелен Кинг из Открытого университета (Великобритания) критиковала ее за намеренные искажения переводов цитат из древнегреческих и латинских источников. Например, в массаже нижней части спины, упомянутом в одном из античных медицинских текстов, Мейнс почему-то углядела мастурбацию. Водопроводная вода в римских банях, по мнению писательницы, также использовалась женщинами для этой цели, хотя в источнике на латыни на это даже намека нет. «К моему удивлению, книга Мейнс оказалась еще менее надежной, чем я думала», – говорит Кинг после прочтения статьи Либерман и Шацберга.

В свою защиту Рейчел Мейнс утверждает, что и не пыталась представить лечение истерии вибраторами как исторический факт, скорее как интересную гипотезу. «Интерпретации исторических данных открыты для интерпретации», – говорит она. Людям просто понравилась эта интерпретация, потому она и превратилась в миф. Даже удивительно, что ее так долго не ставили под сомнение, учитывая слабость аргументации, предъявленной в «Технологии оргазма». «Я думала, ее сразу же подвергнут нападкам, – продолжает Мейнс. – Но всем так понравилось, что никто не захотел спорить».

«В книге она подает это совсем не как гипотезу, она провозглашает это как факт! – уверяет Эрик Шацберг, отмечая декларативный характер повествования Мейнс. – По мне, так она осознавала слабость своих доводов, а теперь, после того как их широко приняли, пытается от них откреститься». В эру постправды единственным бастионом, где факты должны цениться и уважаться, остается наука, добавляет он, но даже здесь не все в порядке. Ученые редко тщательно проверяют тезисы друг друга, особенно если они им импонируют. «Людей не награждают за проверку предыдущих работ, их награждают за сексапильные новые открытия, – печалится Шацберг. – Это справедливо как для науки в целом, так и для гуманитарных дисциплин в частности».

По мнению Холли Либерман, успех книги Мейнс иллюстрирует склонность научного сообщества к предвзятости подтверждения. «Эта история исполнена распутства. Она секси. Она звучит как порнушка. Она соответствует нашей вере в то, что люди викторианской эпохи не знали о сексе столько, сколько знаем мы, самой идее того, что мы постепенно становимся все более просвещенными по теме секса, – говорит Либерман. – Но процесс рецензирования не должен заменять собой проверку фактов. Необходимо исправить это, нужно начать проверять работу других исследователей, особенно историков». И истериков.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic и др.
Научная статья: Journal of Positive Sexuality (Lieberman & Schatzberg, 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Темные тайны первого успешного искусственного оплодотворения
О медицинском использовании канцелярских скреп
Лягушка как тест на беременность


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение