Миксозои расширяют наши представления о книдариях

Медуза, актиния, гидра, коралловый полип – эти ребята нам хорошо знакомы, все они входят в тип стрекающих (Cnidaria). Входят и не выходят, им внутри своего типа уютно, стрекотно и весело. Но кто стучится в дверь? Миксозои пожаловали на стрекающую вечеринку! Пароль? «Книдоцист». Проходите. Добро пожаловать, странные родственнички! Чувствуйте себя как дома, маленькие паразиты. Ведь тип Cnidaria и есть ваш новый дом.

Домашняя вечеринка книдарий. Иллюстрация: Jonathan Ben-David.

Долгое время представители группы Myxozoa считались даже не животными, а споровиками (Sporozoa/Apicomplexa) – среди этих одноклеточных бестий можно встретить таких знаменитостей, как малярийный плазмодий и токсоплазма, и вместе с инфузориями и динофлагеллятами их относят к группе Alveolata, столь же далекой от животных, сколь и растения. Как и споровики, миксозои ведут паразитический образ жизни со сложным циклом, в который вовлечены как позвоночные хозяева (рыбы), так и беспозвоночные (кольчатые черви, мшанки).

Но, вообще говоря, миксозои сильно отличаются от споровиков. Например, они многоклеточные – точнее, представляют собой плазмодий, многоядерное тело из слившихся клеток (к представителям рода Plasmodium, таким как вышеупомянутый малярийный плазмодий, плазмодиальная жизненная форма не имеет отношения, это просто омонимы). Микроскопические детали строения плазмодиев миксозоев и морфология спор (агентов бесполого размножения) говорят об их животной природе, а анализ ДНК четко помещает их в тип стрекающих.

Миксоспоры миксозоя Myxobolus klamathellus под кожей карповой рыбы Gila coerulea из озера Аппер-Кламат, штат Орегон (США). Внутри спор видны полярные капсулы, о которых речь пойдет ниже. Фото: Atkinson & Banner, 2016.

Ближайшими родственниками миксозоев внутри типа Cnidaria являются полиподии – тоже паразиты, причем внутриклеточные: их личинки заражают яйцеклетки осетровых и веслоносовых рыб. Группы Myxozoa и Polypodiaozoa родственны кладе Medusozoa, куда входят гидроиды (Hydrozoa), сцифоидные медузы (Scyphozoa), ставромедузы (Staurozoa) и кубомедузы (Cubozoa), а вот коралловые полипы (Anthozoa), включая актиний, стоят несколько особняком от всех этих ребят. Две паразитические линии отделились от свободноживущих стрекающих независимо, полагают ученые. Миксозои сделали это почти 600 млн лет назад, спустя сотню миллионов лет после появления общего предка всех стрекающих.

Морфологически и генетически миксозои очень просты – вторично упрощены в связи с паразитическим образом жизни. У них нет ни эпителия, ни нервной системы, ни кишечника, ни даже ресничек, хотя некоторые обзавелись структурами наподобие эпидермиса и сохранили мускулатуру. Зато у них есть полярные капсулы – сложно устроенные органеллы, гомологичные книдоцистам других стрекающих.

Книдоцисты свободноживущих стрекающих являются частью их нервной системы и используются, собственно, для стрекания – с целью защиты от врага или ловли добычи. Книдоцист представляет собой колбовидную капсулу с шипастой нитевидной структурой, выстреливающей при стимуляции «спускового» жгутика. Полярная же капсула миксозоя служит для инициации заражения: при контакте с подходящим хозяином она выстреливает нитью и заякоривает спору, из створок которой ушлый паразит тут же проникает в хозяйское тело.

Необычный червеобразный миксозой Buddenbrockia plumatellae, паразитирующий в мшанках. На поперечном срезе видно, что у него есть тяжи мышц, но кишечник отсутствует. Фото: Jimenez-Guri et al., 2007.

До включения миксозоев тип Cnidaria объединял в себе порядка 10 тысяч видов, из которых менее десятка являются паразитическими: Polypodium hydriforme, единственный вид в группе Polypodiaozoa, и еще несколько видов гидроидных полипов Hydrichthys, которые крепятся к рыбам и сосут их кровь, а один из них, H. sarcotretis, паразитирует на копеподе Cardiodectes medusaeus, которая сама паразитирует на рыбах Stenobrachius leucopsarus, – таким образом, этого гидроида можно назвать сверхпаразитом (а еще сверхкастратором, так как он кастрирует копеподу, а та кастрирует рыбу).

C приходом миксозоев стрекающие пополнились еще примерно 2400 видами паразитов, хотя разнообразие Myxozoa может быть сильно недооценено, о чем свидетельствуют регулярные открытия новых миксозоев в рыбах и червях. Не исключено, что в каждой костистой рыбе заседают сразу несколько видоспецифичных миксозоев, а значит, их разнообразие может превышать разнообразие рыб, коих насчитывается больше 32 тысяч видов, по некоторым оценкам. Если так, то паразитических видов стрекающих может оказаться больше, чем свободноживущих, – и это кардинально меняет наше понимание книдарий как типа!

Помимо этого, книдарии перестают быть исключительно водными животными. Миксозои паразитируют не только в рыбах, но иногда и в моллюсках, амфибиях, рептилиях, водоплавающих птицах, а не так давно был открыт вид Soricimyxum fegati, который заражает европейских землероек – обыкновенных и малых бурозубок, то есть сухопутных зверьков! И надо отметить, эти новоявленные родичи медузок и гидруль довольно быстро эволюционируют, порождая новые виды и расширяя списки хозяев, так что когда-нибудь, возможно, миксозои доберутся и до приматов. И тогда они закатят грандиозную вечеринку, куда обязательно позовут и вас – в качестве главного блюда.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Zoology (Atkinson et al., 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Редкий симбиоз: актинии на губках
Черные крысы вредны для кораллов и рыб
Паразитический червь манипулирует рыбами, не утруждаясь даже заражать их


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение