О сексуальных взаимодействиях между японскими макаками и оленями

Кто это на олене к нам скачет? Санта-Клаус? Нет. Япона-макакус! И не просто скачет. Похоже, макаки объезжают оленей не просто так – они получают от этого сексуальное удовлетворение.

Японский макак оседлал и отделал пятнистую олениху на острове Якусима (Япония). Фото: Alexandre Bonnefoy.

У японских макак с пятнистыми оленями весьма причудливый симбиоз. Их часто видят вместе на участках, где кормятся обезьяны. Макака лазит по деревьям и поедает фрукты, но также периодически сбрасывает плоды на землю – тогда олень подходит и ест их. Кроме того, олени не прочь закусить обезьяньими фекалиями. За то что макаки делятся вкусными фруктами и какашками, олени разрешают им на себе кататься. А иногда макаки при этом еще и грумингуют оленя. Милые взаимоотношения, казалось бы. Как бы не так!

В начале этого года французские приматологи, работающие на острове Якусима, сообщили о том, как на их глазах покатушки вылились в нечто совсем непотребное. В ноябре 2015 года низкоранговый самец якусимского подвида японского макака (Macaca fuscata yakui) оседлал местную олениху (Cervus nippon yakushimae) и, вместо того чтобы благородно прошествовать на ней по лесу, словно рыцарь, стал двигать тазом на филейной части партнерши и спустя несколько секунд эякулировал прямо на бедняжку! Затем спрыгнул и уселся неподалеку, вальяжно почесывая ногу. Олениха не поняла, что происходит: она обернулась, увидела намокшую шерсть и попыталась вылизать ее, ненароком отведав обезьяньей спермы.

Позже самец попытался повторить акт с другой оленихой, но оказался под наблюдением товарищей, и это ему крайне не понравилось, так что он соскочил с «лошадки» и прогнал макак-зевак. К сожалению, новая попытка заняться сексом с этой оленихой не увенчалась успехом: в кои-то веки почуяв неладное, она задергалась, и макак был вынужден спешиться. Что ж, насильно мил не будешь.

Теперь же выясняется, что это далеко не единичный случай подобных утех у японских макак. Другая группа ученых за последние лет пять собрала достаточно данных, чтобы утверждать даже о зарождении новой сексуальной традиции! И у этой традиции – женское лицо.

Наблюдения проводились канадскими специалистами в окрестностях города Миноо к северу от Осаки с ноября по январь в 2012–2013 и 2014–2015 годах. В эти зимние месяцы у японских макак как раз сезон спаривания (у оленей, кстати, тоже). Другой вопрос – с кем спариваться. Молоденькие самочки очень похотливы, но, по-видимому, стесняются приставать к самцам со своими вожделениями и вместо этого вступают в сексуальные взаимодействия с другими самочками-сверстницами. Ученые насчитали 12 успешных сексуальных контактов между самками макак в первый сезон наблюдений: шесть макак в общей сложности 67 раз взбирались или ложились друг на друга, чтобы недвусмысленно потрясти бедрами и получить какое-никакое удовлетворение.

Но нередко в качестве объекта приложения юной сексуальной энергии выступают и олени. Во второй сезон наблюдений пять самочек 13 раз успешно домогались парнокопытных (успешно – значит, взбирались на них не менее трех раз за 10 минут), в общей сложности оседлав их 258 раз. В подавляющем большинстве случаев сидеть на себе позволяли взрослые самцы оленей, а самцы-юнцы и взрослые оленихи уворачивались от «ухаживаний» или сбрасывали макак наземь. Один взрослый олень тоже попробовал скинуть с себя приставалу, но ничего у него не вышло, так что пришлось терпеть выходки наездницы. А надо сказать, сидя на оленях, макаки куда охотнее двигали тазом, чем на спинах подруг двумя годами ранее.

При этом макаки вели себя весьма целеустремленно в отношении конкретных оленей. Глядя им в глаза, они повизгивали, как во время течки, а если олень вдруг уходил, устраивали типичные для эструса истерики – катались по земле, подергиваясь в беспомощных конвульсиях, и зычно вопили.

Подобных взаимодействий с оленями у японских макак прежде не наблюдались, уверяют исследователи. Стоит заметить, юные самки любят понаблюдать за другими макаками, а порой, видя их верхом на олене, пытаются стащить их, чтобы занять их место на спине рогатого. То есть они с готовностью перенимают поведение друг у друга, и таким образом оно становится новой нормой для макак. «Сексуальные взаимодействия между обезьянами и оленями, описанные в нашей работе, могут отражать ранний этап формирования новой поведенческой традиции в Миноо», – полагает Ноэлль Ганст, первый автор научной статьи.

Так же считает и Седрик Сюэр, один из авторов статьи про самца-оленелюба на острове Якусима. «Возможно, это инновационное поведение, которое может передаваться между членами группы и будет распространяться дальше, – говорит он. – Обезьяны делают это в силу соотношения полов во время сезона спаривания: если самки не имеют доступа к самцам, они могут вступать в гомосексуальные отношения или отношения с оленем».

На самом деле не очень ясно, почему макаки практикуют подобный изврат, уточняет Ганст. Может быть, это своего рода тренировка перед нормальными сексуальными отношениями с обезьянами – это намного более безопасно, чем приставать к агрессивному макаку, или же взрослые самцы попросту отвергают похотливых юняш, и те не могут найти себе партнера своего вида, а тут вдруг подворачивается олень – ну и сгодится. Не исключено, что макаки поначалу катались на оленях чисто для развлечения без всякой сексуальной подоплеки, а потом внезапно обнаружили, что их шерсть приятно щекочет гениталии.

«Будущие наблюдения позволят выяснить, были ли эти сексуальные причуды временным явлением или же началом нового культурного феномена», – пишут авторы.

Молодая макака изо всех сил старается поддерживать новую традицию, пока олень позирует на камеру. Фото: Noëlle Gunst.

Межвидовые отношения сексуального характера – не редкость, но они, как правило, затрагивают близкородственные виды одного рода. Чаще такое происходит по ошибке, если виды внешне похожи. Друг с другом мутят разные бабочки-парусники, паутинные клещики, полупалые гекконы, кряквы сношаются с другими кряквами, семги – с форелями, пятнистые олени – с благородными, павианы анубисы – с гамадрилами, неандертальцы – с сапиенсами. Реже случается секс между представителями разных родов в пределах одного семейства, и тут уже не обходится без насилия: так, северный морской слон однажды изнасиловал бельков обыкновенного тюленя, а южные морские львы безжалостно дрючат самок южноамериканских морских котиков.

К белькам бывают неравнодушны и каланы, часто с летальным исходом; это уже представители разных семейств отряда хищных. А кергеленские морские котики пошли еще дальше: эти звери насилуют, а потом убивают и едят королевских пингвинов – птиц! Еще есть видео с молодым шимпанзе, пытающимся натянуть лягушку на пенис, это вообще за гранью добра и зла. Насилие неизбежно, когда хочешь припихнуть неродственному животному. Взаимодействия между японскими макаками и пятнистыми оленями – представителями разных отрядов млекопитающих – обходятся, однако, без насилия. Но это потому только, что наивным оленям невдомек, как именно их пытаются использовать хитрые обезьяны. Одним словом, олени.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Guardian, New Scientist и др.
Научные статьи: Primates (Pelé et al., 2017), Archives of Sexual Behavior (Gunst et al., 2017)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Зачем олени лижут хищников на уединенных островах?
Как Дарвин отнял младенца у матери и съел его
Лягушка как тест на беременность


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение