Бесстрашие не дает страху менять ландшафт, но люди нагнетают больше страху и все портят

Хищники вселяют страх в своих жертв, и этот страх влияет на их поведение даже в отсутствие самих хищников. Под воздействием страха жертвы начинают оценивать ландшафт вокруг себя на предмет риска стать добычей. На открытых территориях с дальним обзором и множеством отступных путей намного безопаснее, чем на густо поросших растительностью и с уймой препятствий. Психологическую карту местности, основанную на рисках для жизни, экологи прозвали ландшафтом страха. Что интересно, ландшафт страха может формировать реальный ландшафт местности: осторожничающие травоядные проводят больше времени в относительно безопасных зонах, вытаптывают там траву, поедают больше листвы, оставляют больше плодородных фекалий.

Львица притаилась в кроне дерева и взирает на созданный ей ландшафт страха. Фото: Hluhluwe Game Reserve.

В южноафриканском национальном парке Хлухлуве-Умфолози все основные хищники – такие как львы и леопарды – имеют привычку нападать из засады, коей служит листва куста или крона дерева. Эколог Элизабет ле Ру из Университета Нельсона Манделы (ЮАР) решила лишить их прикрытия на восьми участках парка и вместе с коллегами стала неистово махать мачете и жужжать сенокосилкой, рубя там деревья и скашивая высокую траву. Еще восемь участков она оставила в нетронутом виде – для сравнения. На всех участках ученые установили видеокамеры-ловушки и за два года наснимали много всего интересного – кто и куда приходит, где и что ест, как и покак испражняется.

Выяснилось, что травоядные средних размеров – антилопы гну, импалы, зебры и бородавочники – предпочитали чаще проводить время на очищенных от растительности, то есть безопасных участках. Там они немножко чаще питались и значительно чаще опорожнялись – отложили в три раза больше «личинок», чем на заросших участках. По сути, эти животные перемещали питательные вещества из зарослей на открытую местность.

Крупные же травоядные – слоны и носороги – вели себя совершенно иначе. Взрослые особи в силу огромных размеров и могучей толстокожести весьма хищникоустойчивы и оттого бесстрашны – так что они чаще какали в зарослях, возвращая туда питательные вещества, разносимые зверюгами помельче. Они полностью аннигилировали влияние среднеразмерных травоядных и сгладили ландшафт страха: бесстрашие крупняков уравняло страх середняков и не позволило ему изменить исходный облик местности.

Если не наблюдать внимательно, может показаться, что раз ничего не меняется, то никто ни на что не влияет и нет никакого ландшафта страха. Данное исследование раскрывает глаза на сложность экологических хитросплетений и в очередной раз подчеркивает важность мегафауны – тех жалких остатков ее былого многообразия, что сохранились сегодня на Земле. На самом деле Южная Африка – один из немногих регионов, где пока еще можно наблюдать эффект выравнивания ландшафта страха, потому что там еще осталась мегафауна.

Носорожики семенят по национальному парку Хлухлуве-Умфолози в поисках менее страшного ландшафта. Фото: Murray le Roux.

Беда в том, что ее численность снижается даже на самых охраняемых территориях: тех же носорогов в ЮАР мерзкие браконьеры убивают по тысяче в год и даже больше. Снижение их численности приведет к тому, что ландшафт «порвется» на лоскутки, питательные вещества начнут концентрироваться фрагментарно, что непременно отразится на всей местной флоре и фауне. Мир без гигантов будет строиться больше на страхе, чем на бесстрашии. «И последствия этого мы, вероятно, не сможем предугадать», – полагает Элизабет ле Ру.

Не только мегафауна исчезает – истребляются и хищники. Те самые, которые становятся причиной появления ландшафта страха. На смену им пришел новый суперхищник – человек. Британские барсуки уже больше боятся не рева медведей и воя волков, а голоса Дэвида Аттенборо из документалок BBC и мистера Барсука из аудиосказки «Ветер в ивах» (что, впрочем, не столь уж удивительно, ведь волков и медведей в Великобритании давно перебили и главной угрозой для барсуков теперь являются охотники). Американские пумы, заслышав людские голоса, тотчас забывают, что они стоят на вершине пищевой цепи в своих угодьях, и спешно убегают, бросая добычу (потом вспоминают – и убивают нового оленя, потому что не успели наесться предыдущим). Суперхищный человек порождает не ландшафт страха – он порождает ландшафт ужаса.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic и др.
Научная статья: Current Biology (le Roux et al., 2018)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
И от страха в небе радуга проснется
Зомби-ген спасает слона от рака
Барсук теленка украл, в землю закопал, надпись написал


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение