Засушливая смута начала мегхалайского века

Ты, я, Иисус, Платон, Тутанхамон – все мы дети мегхалайского века. Об этом мы узнали в июле, когда Международный союз геологических наук официально разделил эпоху голоцена на гренландский, нортгриппский и мегхалайский века.

Мегхалайский век живи, нортгриппский век учись.

Десятилетиями климатологи говорили о периодах времени внутри голоцена в выражениях типа «поздний голоцен», не конкретизируя, что имеется в виду. Для кого-то 2000 год до н. э. уже был поздним голоценом, а кто-то считал его средним голоценом. Одни утверждали, что поздний голоцен славится холодрыгой, другие – что это время тепловатости, и все они могли быть правы, потому что у каждого «поздний голоцен» свой. Голоцен регулярно всплывает в обсуждениях глобального потепления, и, нарезая его на произвольные ломтики, ученые явно не облегчали себе жизнь и взаимопонимание.

В связи с этим в 2010 году Международная комиссия по стратиграфии организовала научную группу, которой было поручено разобраться конкретно, где проходят границы между ломтями голоцена в геологической летописи. Предложенное учеными разделение рассматривалось в течение нескольких лет и было одобрено четырьмя разными инстанциями – рабочей группой по голоцену, рабочей группой по четвертичному периоду, Международной комиссией по стратиграфии и, наконец, Международным союзом геологических наук.

Теперь голоцен выглядит так. Гренландский век (ранний голоцен) начался примерно 11 700 лет назад, когда завершился последний ледниковый период, – его граница четко видна на ледяных кернах Гренландского ледяного щита. Нортгриппский век (средний голоцен) начался около 8300 лет назад, когда северное полушарие испытало внезапное суровое похолодание, предположительно в результате таяния канадских ледников с последующим проникновением в Атлантику холодных талых вод, которые повлияли на океанические течения, – граница была определена в исследовании проекта NorthGRIP в Гренландии. Мегхалайский век (поздний голоцен) начался примерно 4250 лет назад, когда в результате изменений в атмосферной циркуляции количество муссонных дождей сократилось на 20–30% и по миру прокатилась лихая засуха, следствием чего стал упадок ряда древних цивилизаций. Свидетельства глобального катаклизма собраны в разных точках планеты, но именная граница проведена на сталагмите из пещеры в штате Мегхалая (Индия) по итогам анализа разницы в концентрациях изотопов кислорода.

Сталагмит из пещеры Маумлух, штат Мегхалая (Индия), на котором древняя рука отметила начало мегхалайского века. Фото: Stanley Finney, CSULB.

Решение Международного союза геологических наук вызвало неоднозначную реакцию специалистов. Многие восприняли его с воодушевлением – в конце концов, теперь станет проще понимать друг друга в разговорах «за голоцен». Тем не менее некоторые усомнились, а действительно ли пограничные изменения были столь серьезными и глобальными, чтобы служить основанием для новой периодизации. Другие посчитали решение поспешным, особенно в свете горячих дебатов по антропоцену, претендующему на звание новой эпохи четвертичного периода, правда, пока без ясных критериев разметки. А кто-то раскритиковал обоснование мегхалайского века с исторической точки зрения.

Авторы разделения описывают причинную мегазасуху как «одно из наиболее выраженных климатических событий», оказавших влияние на человечество, со времен ледникового периода. Древнее царство в Египте рухнуло, после того как Нил перестал нормально разливаться. Аккадская империя в Месопотамии распалась, что может быть связано с «внезапной аридизацией». По всему Леванту люди оставляли свои дома и покидали города. Некогда процветающая Хараппская цивилизация в долине Инда на территории современного Пакистана превратилась в «сельское, пост-урбанистское общество». Многочисленные неолитические культуры в долинах Хуанхэ и Янцзы в Китае скатились.

В сентябре в короткой статье в журнале Science британский археолог Гай Миддлтон заявил, что такое описание начала мегхалайского века зиждится на ошибочной археологии. Никакого внезапного коллапса цивилизаций около 2200 года до н. э. не было, утверждает он. «Климатические изменения никогда не выливаются в неизбежный социальный коллапс, хотя и могут представлять серьезный вызов, как сегодня», – пишет Гай. Он оспаривает практически все утверждения авторов голоценового разделения. В Египте, в частности, фараоны теряли в то время власть скорее в результате бюрократических изменений, отмечает он. «Не было никакого распада Египетской цивилизации, никаких темных веков, массового голода и смерти», – уверяет Миддлтон.

Создатели мегхалайского века, разумеется, не могли не отреагировать. «Эта писанина вводит в тотальное заблуждение, демонстрируя весьма плачевное понимание фактов», – заявил профессор Майк Уолкер из Уэльского университета (Великобритания), руководитель научной группы по разделению голоцена. «Не вижу там ни единого правильного утверждения, – отзывается о заметке его соавтор Харли Вайс, профессор археологии Йельского университета (США). – Миддлтон – писака от поп-археологии, который провалил свой диссер, а теперь предъявляет археологическую экспертизу по проблеме, о которой он не знает ровным счетом ничего, да еще и в Science! Да уж, меня очень интересует, почему Science опубликовал этот шлак».

Стела Хуйви в Люксоре времен Первого переходного периода (2181–2055 до н. э.) свидетельствует о «живой социальной среде», согласно статье Гая Миддлтона. И действительно, никакого мегхалайского хаоса на ней не изображено.

«Пирамидальные усыпальницы фараонов, эти символы Древнего царства, перестают возводиться после мегазасухи, – аргументирует Харли Вайс. – Централизованная власть рассредоточивается по провинциям. Ширина Нила уменьшается значительно – как и доходы от сельского хозяйства, идущие на обеспечение фараонов и строительство их пирамид».

«Ну-у, я не думаю, что можно кивать на один лишь климат, говоря о коллапсе Древнего царства, – считает Питер Дер Мануэлиан, профессор египтологии Гарвардского университета (США). – Наблюдались перемены в монархии, бюрократии, экономике, а также засуха. Определенно, некоторая фрагментация Древнего царства имела место. Но все же это не была анархия, тотальный коллапс, хаос и голод».

«Мегхалайский век может существовать в контексте стратиграфии – тут уж решать геологам, – разрешает Гай Миддлтон. – Но в качестве границы человеческих культур в терминах археологии мегхалайский век представляется мне крайне спорным и бессмысленным».

Ой, да заткнись уже, бесится Майк Уолкер, отказывая археологической летописи в какой-либо важности для реорганизации голоцена. Мегазасуха – вот что важно для определения нижней границы текущего геологического века, подчеркивает он. И все же осаду критиков придется вытерпеть с лихвой: заворожить научное сообщество заклинанием «ахалай-мегхалай» просто так не получится.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: The Atlantic, BBC и др.

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Тотальное потепление: мир на пороге катастрофы
Как были и не были одомашнены кролики
О нашем месте в истории Земли


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение