Лептастериас посеял сомнения в ключевой роли писястера

Завязка и один из ключевых эпизодов нашего сентябрьского номера происходят в приливной зоне бухты Мака, штат Вашингтон (США): в 1963 году эколог Роберт Пейн начал там эксперимент, который привел к рождению важной экологической концепции ключевых видов. Пейн выбрасывал в море хищничающих на пляже морских звезд Pisaster ochraceus – и сообщество менялось: пространство к своим ногам прибирали хваткие мидии, вытесняя всех остальных членов сообщества. На основе этого наблюдения был сделан вывод, что в здоровой экосистеме бухты охристая звезда является главным регулятором, определяющим баланс популяций разных видов живых существ, населяющих берег. Иными словами, P. ochraceus – это ключевой вид того конкретного сообщества.

pisaster-ochraceus
Морские звезды Pisaster ochraceus. Фото: Dave Ingram.

В том же 1969 году, когда была опубликована статья с гипотезой ключевых видов, только несколько месяцев спустя, у Пейна вышла еще одна статья, в ней он разбирал взаимоотношения конкретной пары животных – морской звезды P. ochraceus и брюхоногого моллюска Tegula funebralis, известного как черный тюрбан. Хоть улитки и не были любимым лакомством охристых звезд, Пейн предположил, что их размер и распространение регулируются именно этими звездами, являющимися верховными хищниками на участке. Этот тезис затем был многократно цитирован другими экологами, что сделало P. ochraceus одной из главных звезд концепции ключевых видов.

Однако Пейн и многие другие экологи, кажется, не заметили на том же пляже других, менее харизматичных морских звезд из рода Leptasterias. Это неудивительно: в дневное время они скрываются в уголках приливных водоемов, а на охоту выползают лишь по ночам. Однажды Сара Грейвем из Университета штата Орегон натолкнулась на них во время вечерней прогулки по берегу Тихого океана и вскоре стала экспертом по поиску этих маленьких звездуль. «Я даже не смотрю, я чувствую, – говорит она. – Я знаю, где им нравится прятаться, и просто нащупываю их в щелях». На самом деле они могут сотнями, а то и тысячами охотиться на небольшом участке пляжа, а значит, их влияние на прибрежные сообщества может быть гораздо более значительным, нежели предполагают их миниатюрные размеры.

Экологическая роль морских звезд Leptasterias может быть недооценена. Фото: Amar and Isabelle Guillen.

Сара всегда была уверена, что звезды Pisaster не контролируют популяцию улиток Tegula в той же мере, как мидий, но у нее и в мыслях не было оспорить их ключевую позицию в приливных экосистемах, а тем более насадить на трон какой-то другой хищный вид. Но недавно сама природа заставила эколога засомневаться в иконическом статусе прославленной звезды. В 2010 году звезды Leptasterias пропали с пляжа из-за цветения токсичных водорослей – и популяция Tegula внезапно удвоилась. На следующий год синдром истощения выкосил звезд Pisaster… и на морских улитках это почти никак не отразилось. Все говорит о том, что их популяцию контролирует вовсе не ключевой и обаятельный Pisaster, а неприметный и закомуристый Leptasterias.

«Когда видишь этот огромный Pisaster, он кажется таким сверхважным, – говорит Грейвем. – Но если вы улитка, и перед вами вдруг встает Pisaster, и сотни маленьких Leptasterias берут вас в окружение – пожалуй, вы будете больше беспокоиться о сотнях».

Если вы улитка Tegula funebralis, то мы за вас беспокоимся. Фото: Gary McDonald.

Нет никакого сомнения, что концепция ключевых видов Роберта Пейна – это полезный инструмент, объясняющий работу разнообразных экосистем. Но это не значит, что если один хищный вид контролирует популяцию какого-то важного травоядного, то он контролирует вообще всю экосистему. В экологии важен контекст. Как показали дальнейшие исследования, даже классические отношения морских звезд Pisaster и мидий не всегда четко выражены.

Эколог Брюс Менге, научный руководитель Сары Грейвем, выяснил, что Pisaster успешно правит балом на открытых побережьях – таких как в бухте Мака, где работал Пейн, – но в более защищенных зонах влияние звезды не столь сильно. Эффект, производимый ключевым видом, зависит как от добычи (мидий должно быть достаточно много), так и от самого хищника (популяция звезд должна быть устойчивой), а также, возможно, от температуры окружающей среды. Ученый исследовал разные локации на побережье штата Орегон, и полученные им данные позволяют судить о том, какое влияние на отношения ключевых видов с остальными членами сообществ оказывают различные условия существования.

«Всю свою карьеру Пейн в основном изучал одну локацию, – говорит Менге. – Сделанные им открытия замечательны, и глубина понимания замечательна. Но это лишь одно местечко».

Благодаря исследованиям Менге, Грейвем и других экологов накапливается все больше свидетельств, которые позволят в дальнейшем усовершенствовать концепцию ключевых видов, сделать ее менее иерархичной, чем в оригинале. «Эта концепция весьма полезна, потому что в большинстве случаев она является верной, – считает Сара Грейвем. – Но соль экологии состоит в том, что она никогда не является черной или белой». Так что в новом веке нам, возможно, стоит ожидать появления новых терминов, объясняющих статусы других важных членов сообществ во всей мозаике экологических взаимозависимостей.


Текст: Виктор Ковылин. По материалам: Hakai Magazine

Все права на данный русскоязычный текст принадлежат нашему журналу. Пожалуйста, не копируйте его в соцсети целиком. Если хотите поделиться информацией с вашими подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью. С уважением, Батрахоспермум.

Moridilla fifo

Вас также могут заинтересовать статьи:
Голожаберная вахта
Лемуры в манграх
Блювалы-пигмеи по непонятным причинам прибавили басы