Противопопутчик: азы несоциального поведения в автобусах дальнего следования

Сидите вы в автобусе, а рядом с вами свободное место, при этом вам не нужны попутчики, вы хотите уединения, а не болтливую тетку или смердящего господина сбоку. Особенно когда нужно ехать в течение долгого времени. Что вы предпримете, чтобы сохранить комфорт одиночества?

Да уж, непростая задача. Фото: Határonkívül.

Социолог Эстер Ким, выпускница Йельского университета, в течение двух лет ездила по США автобусами Greyhound и наблюдала за тем, как пассажиры ведут себя в таких ситуациях, иногда разговаривала с ними, притворяясь обычной попутчицей. «Я стремилась смешаться с другими и не использовала записывающих устройств, – пишет Эстер в отчетной статье в журнале Symbolic Interaction. – Я инициировала что-то типа случайного разговора, давая беседе начаться естественным образом, отвечала на попытки других пообщаться, например, реагируя на вздохи или тихие комментарии людей в очереди в автобус, а в самом автобусе беседовала с соседями по ряду».

В итоге ей удалось сформулировать список основных тактик, к которым прибегают люди, чтобы к ним никто не подсел. По правде говоря, большую часть из этих психотехник за Эстер сформулировала студентка Лоретта, опытная пассажирка, которая любит поспать в автобусах, свернувшись калачиком на двух сиденьях, и поэтому многое знает о том, как правильно отваживать попутчиков. Но Эстер и сама опробовала приведенные ниже действия на практике и нашла их довольно эффективными.

Итак, если вы не желаете, чтобы заходящие в автобус пассажиры подсаживались на предательски пустующее рядом с вами место, вам стоит избегать с ними зрительного контакта, а лучше вообще притвориться спящим, прислониться к окну и растянуть на соседнее сиденье ваши ноги. Можно поставить туда большую сумку или разложить несколько мелких предметов – на перекладывание их на багажную полку явно придется затратить много времени, и никто не захочет его терять и попросту пройдет дальше по салону. Также можно положить рядом спальник или куртку, чтобы место выглядело занятым. Другой вариант – сесть у прохода в наушниках, включить музыку в плеере и делать вид, что не слышите просьбы пропустить человека к месту у окна. Или можно глядеть в сторону окна пустым взглядом, чтобы выглядеть сумасшедшим. Если же ничего не помогает – просто соврите, что место рядом с вами уже занято.

«Не хочется сидеть с каким-нибудь психом, балаболом или жиробасом, особенно потным и вонючим, – поделился с Эстер другой попутчик, энергичный негр Тай. – С тем, кто только что заряжал телефон, тоже не стоит садиться, потому что он точно будет болтать по нему всю дорогу. Лучше всего сидеть рядом с нормальным человеком». Раса, национальность и пол потенциального соседа мало волнуют пассажиров, они больше обращают внимание на гигиену и личность попутчика, потому что от этого напрямую зависит их комфорт во время поездки, отмечает Ким.

Автобус – это пример временного несоциального пространства (nonsocial transient space), в котором действуют свои нормы временного несоциального поведения (nonsocial transient behavior), вводит термины Эстер Ким. Это не место, куда люди приходят поразвлекаться и пообщаться, а средство для перемещения между населенными пунктами, во время которого хочется временно побыть невидимкой среди других таких же невидимок. Несоциальное поведение – это на самом деле форма социального взаимодействия, выражающая нежелание одних людей тратить энергию на других людей, делить с ними как физическое, так и ментальное пространство.

У несоциального поведения в автобусе есть свои негласные правила. Так, например, представляется совершенно неприемлемым занимать место рядом с кем-то при наличии в салоне свободных рядов. Если находится чудак, который по какой-то причине не знаком с этим правилом или пренебрегает им, то вы окидываете его ненавидящим взглядом или издаете недовольный вздох – так вы сигнализируете ему, что он чертовски неправ. Пока в автобусе полно свободных мест, вы полновластный властелин соседнего сиденья – вы вправе устраивать на нем суету, придерживать его для воображаемого друга и сколько угодно прикидываться сонным, глухим или больным. Но вот если водитель объявляет, что салон будет заполнен под завязку, пассажиры обычно оставляют все эти игры, перестают избегать зрительного контакта и неистово пытаются «выбрать» себе наиболее приемлемого соседа – не слишком жирного, в меру безумного, одним словом – «нормального».

А вроде был нормальный пассажир…

Среди причин автобусного несоциального поведения Эстер Ким называет в первую очередь соображения безопасности. В 2008 году широкую огласку в медиа получила история о пассажире, который был обезглавлен попутчиком. Очевидец рассказывал: «Пока мы глядели на дверь, палач спокойно прошел вперед, держа голову и нож, посмотрел на нас спокойно и уронил голову прямо перед нами». Для некоторых это стало подтверждением того, что ездить в автобусах страшно, а на «Грейхаундах» и вовсе ездят психи, пишет Ким.

Не только боязнь за свою жизнь осыпает мурашками спины пассажиров автобусов, но также и за багаж – многие из них делились с Эстер историями об украденных чемоданах, рюкзаках и даже бутылках воды. Любой пассажир может оказаться потенциальным злодеем – поэтому все относятся друг к другу крайне настороженно.

Несоциальности способствуют и негативные эмоции из-за задержек автобусов. Ожидание по разным причинам может растягиваться на многие часы, и это отнюдь не способствует поднятию настроения. На некоторых остановках даже может не быть удобств – туалета, навеса от дождя. В результате люди раздражаются, но предпочитают не высказывать возмущение, чтобы не привлекать к себе внимания, и сидят тихо, каждый сам в себе. Иногда такое поведение даже может служить формой поддержки – демонстрацией понимания напряженной ситуации.

Одним дождливым серым вечером в автобус вошла промокшая девчонка-подросток в джинсовых шортах и футболке цвета фуксии, плюхнулась на сиденье по диагонали от Эстер и стала звонить отцу: «Вот дерьмо, пап! Я пропустила первый автобус несколько часов назад, а второй не приходит! Я стояла под дождем с самого утра!» Разговоры других пассажиров стихли, поскольку ее слова были слышны на весь автобус. «Это не моя гребаная вина, что следующий автобус приходит через пять гребаных часов!» – продолжила кричать девчуля. Все в автобусе, включая водителя, несколько минут молчали, никто не сказал ей успокоиться. «В другой ситуации громкие телефонные переговоры вызвали бы сердитые замечания в адрес человека, но девушка в таком положении обрела что-то вроде молчаливой поддержки, – пишет Ким. – Раздражение от ожидания автобуса может затронуть любого пассажира».

Никому не интересны ваши разговоры. Либо говорите потише, либо пишите эсэмэски, либо пошла вон из автобуса, балабошка.

Совсем иначе подобное нарушение тишины будет восприниматься после нескольких часов самой поездки. Длительное пребывание в небольшом закрытом помещении изматывает, поэтому любой малейший шум или долгая беседа по телефону может усугубить стресс и спровоцировать усиление несоциального поведения.

Одним утром после ночи в автобусе, пока пассажиры тихо глядели в окна, читали или просто досыпали, сосед Эстер, крупный белый мужчина предпенсионного возраста, стал негромко, но слышно разговаривать по телефону с дочерью, чем вызвал гнев сидящей через проход пучеглазой негритянки лет за тридцать.

«Ш-ш-ш!» – предъявила она.
«Я буду говорить потише, – произнес мужчина в трубку. – Эта грубиянша только что шикнула на меня».
«Старикан, сворачивай беседу, все тебя слышат!» – разъярилась женщина.
«Вы малость грубоваты, дорогуша», – ответил дядя.
«Старик, поучись хорошим манерам, – продолжила наступление черная особа. – Не видишь – тут все спят!»

Перепалка продолжилась, некоторые пассажиры с задних рядов присоединились, велев заткнуться обоим. В конце концов водитель не выдержал и по микрофону попросил всех успокоиться, добавив, что через 15 минут будет остановка.

«Я надеру тебе зад, когда мы выйдем», – пригрозила негритянка мужику.
«Я бы на это посмотрел», – парировал тот.

К сожалению, пассажирам не довелось развлечься драчкой вздорной дамы и едкого господина: та на остановке всего лишь выкурила сигарету, так никому ничего и не надрав. Но драка и не важна, отмечает Эстер. Имеет значение сама попытка исправить беспорядок, вызванный нарушением негласных правил несоциального поведения, и сохранить несоциальное пространство в исконном виде – предсказуемом, стабильном и безопасном. В общем, до следующей остановки автобус ехал молчаливо и скучно.

Никто не буянит, не суетится, не трещит по телефону… Бзсхднст. Фото: OMventure.

Как правило, временное несоциальное поведение характерно для закрытых пространств, где незнакомцы проводят вместе продолжительное время в условиях минимальной приватности, пишет Эстер Ким. Помимо автобусов и других транспортных средств дальнего следования временными несоциальными пространствами могут стать общественные бассейны, хостелы, концертные залы, ночные клубы. «Намеренное обособление – это просчитанное социальное действие, которое вписывается в более широкую культуру социальной изоляции в общественных местах», – считает социолог.

Но есть кое-что, что ее беспокоит. Несоциальное поведение может запросто просочиться из несоциальных пространств в повседневную жизнь, из временного превратиться в хроническое и повсеместное. И вот вы уже всюду боитесь заглянуть в глаза другому человеку, носите наушники, чтобы не слышать окружающих, и молча смотрите в окно безумным взглядом. А автобус жизни меж тем уходит, и попутчиков нормальных разобрали, остались одни балаболы, жиробасы и психи… Берегите вашу голову.


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Symbolic Interaction (Kim, 2012)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи: 
Может ли скука быть позитивной?

Предел приспособляемости и смертельно жаркое будущее
Нелюбовь и голуби: как милые птицы превратились в «крылатых крыс»


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение