Маменьки бонобо устраивают сексуальную жизнь своим сынкам

Однажды молоденький низкоранговый самец бонобо по кличке Аполлон и самочка Ума в дождевом лесу Демократической Республики Конго решили попробовать секс. На беду мимо проходил Камилло, самый высокий по рангу самец в группе: он решил испортить Аполлону праздник и Умку отбить, потому что… почему бы и нет. Но вдруг из кустов выпрыгнула Ханна, матушка Аполлона, и со всей яростью стала отгонять Камилло от сношающейся парочки, пока не прогнала вовсе. Копуляция прошла успешно – тихо, мирно, по обоюдному согласию и ко всеобщему удовлетворению.

Наблюдавший за всем этим приматолог Мартин Сурбек из Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка (Германия), признаться, был немало удивлен. Он еще не знал о родственных отношениях участников оказии, и поведение Ханны показалось ему крайне нетипичным для женщины. Обычно самки обезьян дают отпор неугодным кавалерам, посягнувшим на их собственную честь, но они не охраняют чужой секс от вмешательств третьих лиц. Однако за 16 лет изучения бонобо Сурбек с коллегами столько раз становились свидетелями такого нестандартного поведения, что оно скорее уже превратилось для них в стандарт. А когда ученые просеквенировали ДНК из фекалий обезьян и выяснили, кто кем кому приходится, нарисовалась явная тенденция: матери бонобо регулярно и активно участвуют в сексуальной жизни своих сынов.

Бонобо-мать грумингует своего сынишку в заповеднике Коколопори (ДРК). Через несколько лет она устроит ему сексуальную жизнь! Фото: Martin Surbeck.

Пассивное участие тоже имеет место в силу матриархальности сообществ у бонобо: на вершине иерархии находятся старшие самки, и вокруг них собираются другие члены группы, включая молоденьких самочек, поэтому у сыновей, находящихся при маменьках в самом центре тусовки, всегда много возможностей для спаривания. Даже у низкоранговых самцов может появиться шанс, если матери проведут их в центр стаи, выступив в качестве «социального паспорта» для своих сыновей, объясняет Сурбек. И наоборот, лишенные материнской поддержки самцы любого ранга обычно остаются на периферии группы, что снижает их репродуктивный успех.

Активное же участие проявляется в том, что матери отгоняют других самцов от мест свиданий сыновей с избранницами, как в случае Ханны, или же сами выбирают им партнерш – подсаживаются к наиболее фертильным самкам и принимаются чистить их шерсть от грязи и паразитов, самцам остается лишь подойти с пенисом наготове и применить по назначению. Более того, старшие самки зачастую препятствуют сексуальным отношениям неродственных самцов: одна матриархиня попросту оттащила за ногу незадачливого трахаля от самочки прямо посреди полового акта. «Самцы послушно убегают – они стараются не быть слишком агрессивными, так как самки могут на них ополчиться», – говорит Сурбек. Иногда самки объединяются с сыновьями, чтобы согнать чужака с дерева, на котором сидят самые красивые девки.

По мнению специалиста, матери используют подобные стратегии для усиления своего генетического наследия в популяции. Можно заводить больше детей, а можно содействовать появлению большего числа внуков. На дочерей влиять таким образом не получается, потому что половозрелые самки бонобо обычно покидают родную стаю, а вот самцы остаются дома, возле мамочек. Это, конечно, совершенно не гарантирует сыновьям буйную сексуальную жизнь – они запросто могут прожить бобылями свой век, так никуда и не пристроив свой коротыш, однако присутствие рядом матерей в три раза повышает вероятность появления у них потомства, высчитали ученые.

А вот у шимпанзе, ближайших родственников бонобо, все совсем не так. Половозрелые самки шимпанзе тоже уходят из стаи, в то время как самцы остаются – и матери часто их поддерживают. Вот только эта поддержка не влияет на их репродуктивный успех. Сурбек полагает, что причина в патриархальном укладе сообществ шимпанзе: любая самка у них рангом ниже любого самца и не имеет особых возможностей влиять на социальную и половую жизнь своих детей. К тому же шимпанзе не столь привязаны друг к другу, как бонобо: матери последних видят сыновей почти что ежедневно, а матери шимпанзе могут не встречать детей неделями или даже месяцами. Наиболее близкие отношения между членами группы складываются у западноафриканского подвида – и, что интересно, только у этих шимпанзе Сурбек и коллеги выявили положительное влияние материнской поддержки на репродуктивный успех сынуль.

Этот самец бонобо весьма благодарен матушке за посильную помощь с самками. Фото: Martin Surbeck.

Все это в какой-то мере напоминает заботу, которую до старости лет проявляют к своим сыновьям косатки: например, водят их к самым рыбным местам в самое рыбное время – житейская мудрость, от которой самцы очень зависят. В семьях косаток царит матриархат, сыновья остаются в стае, дочери тоже, только они более самостоятельные – смерть матери не столь сильно влияет на их выживаемость, в то время как вероятность гибели сыновей старше 30 в течение следующего же года после кончины матушки возрастает в 8–14 раз, и более всего в том случае, если скончалась она после менопаузы. Возможно, само появление менопаузы у косаток было эволюционно связано с необходимостью заботы о взрослых сыновьях, а не о внуках в помощь дочерям, как у людей, потому что сыновьи дети воспитываются их матерями в других стаях (что, впрочем, не исключает бабушкину заботу о детях дочерей, которые остаются в той же стае).

Менопауза и длительный пострепродуктивный период жизни в дикой природе присущи лишь нескольким видам животных – косаткам, гриндам, белухам и нарвалам. В какой-то момент самки этих китообразных перестают размножаться, плодя новые рты и повышая тем самым внутригрупповую конкуренцию, и вместо этого переключаются на заботу о благополучии уже имеющихся потомков и живут так еще очень долго. Еще один вид, у которого есть менопауза, – это примат человек. Может быть, и самки бонобо через нее тоже проходят? Научных данных на сей счет нет, но Мартин Сурбек считает, что это потому, что никто данный вопрос попросту не изучал. «Мы заметили, что некоторые самки, например Марта (мать Камилло), не беременеют уже долгое время, – отмечает он. – Пожалуй, нужно провести расширенное исследование на эту тему».


Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Current Biology (Surbeck et al., 2019)

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем только рады. С уважением, Батрахоспермум.

Вас также могут заинтересовать статьи:
Горилла Коко и ее странный интерес к людским соскам
Чем больше пенис, тем скорее вымирание
Как Дарвин отнял младенца у матери и съел его


Комментарии:

Высказать свое мудрое мнение